2016-11-19T12:10:13+03:00
Комсомольская правда
2

Экспедицию «КП» на электричках в Иркутске встретили… борщом

Хлебосольные сибиряки встретили экспедицию "Комсомольской правды" борщом.Хлебосольные сибиряки встретили экспедицию "Комсомольской правды" борщом.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Читатель ждал Владимира Ворсобина и Виктора Гусейнова на вокзале с полными сумками домашней снеди [фото]

Во живут экспедиционеры! Едут себе на электричках из Москвы во Владивосток, изучают народную жисть. Оно, конечно, Сибирь. Мороз за окном, станции там, полустанки. Две недели пути за спиной, и только-только половина пути пройдена, станцию Половинная ( вследствие чего и получившую такое название), едва миновали. Сейчас в Иркутске. Зато в каждом мало-мальски крупном городе встречают их читатели с распростертыми объятьями и накрытым столом. Темы подсказывают. По городам экскурсии проводят.

-Выходим из электрички в Иркутске, поздно уже, темень. А на перроне – иркутянин с полными сумками снеди, домашней, горячей, - на следующий день наши экспедиционеры, само собой, заглянули в иркутскую редакцию «Комсомолки», поделиться впечатлениями и записать для вас очередную часть своих приключений на пути по Транссибу. – Оказывается, он не только давнишний читатель газеты, но и заядлый рыбак. Это я к чему? Привычный, значит, человек к организации походного быта.

Через полчаса уже в номере гостиницы за дымящейся вкусной едой два журналиста «КП» и Третий (так наши журналисты решили называть читателей, своих настоящих руководителей во время этого путешествия), обсуждали иркутскую жизнь и планы – где побывать в городе. Без 130 квартала не обошлось, само собой.

-Видели вашего зверя, который стоит на задних лапах и соболей ест! Круто, - отметил Ворсобин. Такого описания бабра, который в прошлой жизни был уссурийским тигром, я еще не слышала. Внушает.

-Впервые такое в Западной Сибири! - изрек Гусейнов, тоже оценивший необычность памятника.

-Угу. После Красноярска пошла Восточная Сибирь, - сообщили мы подробности деления нашего ну очень большого региона размером в невероятное количество Франций, на некие части.

-Да я уже запутался, - повинился Виктор Гусейнов. – За две недели на электричках-то. Хотя я сам в Иркутске родился, между прочим. (Тут заметим, что вообще-то фотокор «КП» - «понаехавший» в столицу из Калининграда. Но батюшка его был военным, так что мотало семью по всей стране).

Но тут же они с Ворсобиным оба реабилитировались в глазах иркутян на все сто процентов:

–И еще у вас очень хороший квартал, где деревянные домики!, - выпалили оба. - Там уютно.

А мы с этим согласны? Согласны! Сами гуляем по 130 кварталу, с большим удовольствием.

Однако, продефилировав по кварталу исторической застройки, буйные московские журналисты решили показать миру иркутских красавиц. А потому что краше сибирских девушек никого в мире нет. И они при этом - хоть в горящую избу, хоть коня на скаку остановить, хоть в мороз по рельсам в купальнике.

-Что? В купальнике? По снегу?

Есть девушки в сибирских селеньях, доказали мы Гусейнову. Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Есть девушки в сибирских селеньях, доказали мы Гусейнову.Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

И девушка Олеся Бархатова, студентка политехникума и просто красавица, и модель агентства "Green models", взялась доказать миру: иркутянки, они такие! Ух. Им на спор не слабо и по снегу вслед за поездом раздевшись. Ну, за электричкой. Что и засвидетельствовал фотокорр Гусейнов, предварительно закутавшись потеплее и натянув шарф. Вот мимо которые шли, они удивлялись. Потому что, опять же, сибиряки они не те, кто не мерзнет, а те, кто тепло одевается. В меховые шапки, пуховики и, почти обязательно, унты. Потому что -30.

Тут, к слову, мы с Ворсобиным сошлись в том, что Иркутск -первый город за Уралом, где носят не хлипкие угги, а натуральные камусы. Тут, конечно, пришлось для пришлых переводить, что камусы - это такие унты из оленьей кожи. Без которых зимой холодно.

О своих приключениях по пути в Иркутск и далее наши путешественники еще расскажут на страницах «КП». С нами эти путешественники с подорожной по казенной надобности поделились вот какими наблюдениями:

«Вот говорят, что меха для сибиряков не роскошь, а необходимость. Морозы трещат, а в электричках женщин в шубах не встретишь. Все больше в китайском ширпотребе». С другой стороны, на улицах Екатеринбурга, Омска, Новосибирска и Иркутска дамы в шубах присутствуют. И в пригородных электричках они есть. »

Что мы на это ответим? Правильно! Кто ж в мехах по электричкам шастает? Это раз. Из всех мехов у нас наиболее часто встречаются мутон и норка. Но в норке в минус тридцать холодно! А в пуховике на гусином пуху - нет. Это два. Ну и наконец – правда. Ежели у вас зарплата 15 тысяч целковых ( а у жителей маленьких станций на Транссибе обычно и того меньше) – какая одежка вам по карману? С Шанхая

«Вся жизнь на Транссибе вокруг железной дороги теплится. Все там работают. Или в кафешках, магазинчиках поблизости. А однажды мы столкнулись с таким. Заходим на какой-то станции в кафе. А там …поминки. Десять старушек, один стул пустой, на нем стакан с хлебом. Наверное, и места другого, чтобы вспомнить об ушедшем, на этом полустанке нет. А это ведь тоже жизнь! Дорога дает шанс маленьким населенным пунктам –остаться, не сгинуть. »

«Иркутскую область брали с боем. От станции Иланская до Тайшета ведь электричек нет. Мы поехали автостопом. Минус 34, ловим проходящие мимо фуры. Наконец попали в одну. Едем. Водитель такого в пути рассказал, что мы поняли – жизни не знаем!»

На радио "КП" путешественники рассказали, куда дальше на восток лежит их путь. Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

На радио "КП" путешественники рассказали, куда дальше на восток лежит их путь.Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

В Москве наших путешественников (почитайте комментарии к первой части) , провожали причитаниями – там жесть, там мороз, там жизни нет. В Иркутск, пройдя половину пути, ребята прибыли в уверенности: да, здесь жесть, здесь мороз, но здесь и есть самая настоящая жизнь. А то!

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24