2016-11-25T06:15:14+03:00
Комсомольская правда

Кража кабеля, или Потребительский экстремизм

Фото: Гребнев АндрейФото: Гребнев Андрей

Почему проблема, когда из-за сплавщиков цветных металлов лишаются связи целые города, не решается

Что такое экстремизм? У большинства из нас при упоминании этого слова идет холодок по коже. В памяти всплывают картинки и имена, из-за которых погибли ни в чем неповинные люди. Таких событий в мировой истории много, и все они известны. Есть и такие случаи, которые происходят буквально каждый день и с каждым из нас, но мы о них говорим в ключе бытовых неудобств, хотя для кого-то они стоят жизни. Представьте на минутку: маленький поселок на севере области, сотовой связи нет; телефон, по которому можно вызвать МЧС, ведь деревню взяли в кольцо лесные пожары, имеется только в администрации или местной школе. Но телефон молчит! На помощь людям, которые стали заложниками огненной стихии, никто не придет или придет, когда будет слишком поздно. И лишь потому, что сплавщики цветных металлов перерезали кабель ради сотни граммов меди! А если в обесточенном связью поселке у кого-то случился приступ и нужно вызвать скорую? А если землетрясение и каналы сотовой связи дали сбой, а стационарной телефонной линии жителей лишили намеренно? Случаи абсолютные реальные и происходят намного чаще, чем мы думаем. Проблема с кражей магистрального кабеля в Иркутской области имеет место быть. Только за 2016 год несколько десятков (!) тысяч жителей области по нескольку дней сидели без связи из-за похитителей цветных металлов. И разве это не экстремизм? Ответ кроется в самом понятии: «асоциальные действия (а также убеждения, отношение к чему-то или кому-то, чувства, действия, стратегии) личности, далекие от обычных, общепринятых», «стремление недобросовестных личностей получить определенную выгоду и доход, манипулируя законодательством или средствами в корыстных целях».

- За 2016 год около 2 километров кабеля было похищено или повреждено, - комментирует ситуацию в регионе на примере «Ростелекома» заместитель руководителя Управления безопасности - директор по безопасности Иркутского филиала Андрей Абрусевич. - Из-за этого более 11 тысяч наших абонентов остались без связи. Но пострадавших в реальности намного больше. Стационарный домашний телефон обычно принадлежит семье, состоящей минимум из двух-трех человек. Умножьте это число на 11 тысяч договоров - сколько получается? Но это статистика только нашего региона. Всего в Иркутской области около 60 операторов, и с такой проблемой сталкиваются все.

Времени на восстановление поврежденной линии, естественно, уходит немало. В таком крупном городе, как Иркутск, на ремонт могут потратить всего несколько часов, а в отдаленном районе - неделю. Последний яркий пример - Усть-Кут. С августа по сентябрь в одном из районов северного города произошло 8 краж канализационного кабеля. Как выяснилось, за похищениями стояла банда из четырех человек. При обысках у них обнаружили тонну (!) меди. С учетом того, что жила из цветного металла толщиной с нить, можно представить, сколько метров линии они успели обрезать. На восстановление уходило от 4 до 11 дней - новый кабель доставляли. Все это время и в течение месяца от 450 до 600 человек сидели без Интернета и телефона.

- По нашей статистике лидеры по хищениям - города Усть-Кут, Иркутск, Братск, Усолье-Сибирское, Ангарск и Черемхово, - добавляет Андрей Абрусевич. - Другой свежий пример - повреждение магистральной оптоволоконной линии связи К-740 в июне 2016 года. Канал, на минуточку, магистральный, который используют и ФСБ, и Министерство обороны, и Министерство образования, и избирком, а также организации транзитных связей ЕвропаАзия. Простой из-за ремонта составил 15 млн канало-часов. Экстремизм? По крайней мере, есть о чем задуматься.

- Проблема действительно серьезная, и решать ее нужно комплексно, - заключает Андрей Абрусевич.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24