Политика

Как самый красивый мэр страны попала на войну «беспредельщиков» с «отмороженными»

Полтора года назад Петрозаводск выбрал себе главой города оппозиционного политика. Что из этого вышло?
Год назад Ширшину считали «первой ласточкой» в еще докрымской пост-болотной оттепели.

Год назад Ширшину считали «первой ласточкой» в еще докрымской пост-болотной оттепели.

ПЕРВАЯ ЛАСТОЧКА

- Тебе не надоело? - зло спросил водитель, с ожесточением расплескивая по обочинам родную землю.

- В смысле? - настораживаюсь.

А ведь только поинтересовался, как ему новая градоначальница. И тут пошло-поехало:

- Задолбало! Мошенники!

«Петрозаводск выбрал самого красивого, самого оппозиционного мэра страны» - писали полтора года назад федеральные СМИ об избрании 33-летней «яблочницы» Галины Ширшиной.

Тогда Ширшину считали «первой ласточкой» в еще докрымской пост-болотной оттепели, когда жители трех русских городов - Ярославля, Екатеринбурга и Петрозаводска - отважились на эксперимент. Что если выбрать не старого-доброго-серо-привычного мэра-единоросса, который, мелькнув на телеэкране, нырнет обратно - в кабинетную пыль, а наоборот - отечественного Ланселота, «рыцаря на белом коне», гаснущую народную мечту о чем-то альтернативном, нереальном, чистом-чистом.

Но если в Ярославле и Екатеринбурге мэрами стали «настоящие» оппозиционеры Урлашов и Ройзман, то в Петрозаводске случилось недоразумение - никому не известная руководительница студенческого профкома Галина Ширшина была выбрана из… злости. Петрозаводчане так оскорбились снятием основного кандидата от «Яблока», что проголосовали за незаметного технического кандидата партии Явлинского.

И вот тебе на - задолбало...

- Плохой мэр? - сочувственно киваю, разглядывая город.

Город все так же суицидально сер. Может, за год дороги стали чуть ровнее или лужи на полсантиметра мельче… Тут черт не разберет! В какой российский город весной ни приедешь, даже не уволить - убить кого-то хочется… За грязь, за неустроенность, глупость хозяйскую. Но некого. Мэр на хорошем счету, губернатор с телеэкранов сияет, как рубль новенький…

- Какая разница - плохой мэр или хороший?! Не меняется же ничего! - все бушевал мой знакомый. - А зачем политики во власть лезут? За деньгами. И так будет в России всегда. Что с Ширшиной, что без Ширшиной. Воры! А коль честный проберется - все равно сгниет, потому что кругом только прибыль, прибыль, прибыль!

Полтора года назад Петрозаводск выбрал себе главой города оппозиционного политика

Полтора года назад Петрозаводск выбрал себе главой города оппозиционного политика

- Что делать?

- Деньги отменять. Капитализм воровской. Есть такое учение «Проект Венера». - Лицо петрозаводца озарилось такой мечтательной улыбкой, что моя мелкобуржуазная душа поежилась (подобное я видел разве что в фильмах о революции).

- Ты слышал что-нибудь о ресурсной экономике Жако Фреско? Никаких политиков, денег, спекуляции, подкупа и наживы. Вот мир будущего!

- Утопический социализм, - припоминаю старика Фреско и уважительно гляжу на столь философски подкованного представителя вечно ищущей справедливости родины.

- Ну-ну, валяй, «утопический», - совсем разозлился тот. - Не надоела тебе, я вижу, такая жизнь...

Лидер карельского «Яблока» бизнесмен Василий Попов.

Лидер карельского «Яблока» бизнесмен Василий Попов.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

БРИЛЬЯНТОВЫЙ ТУМАН ЛИБЕРАЛОВ

Ну если честно - да, поднадоела.

Помню, полтора года назад мы сидели в мэрском кабинете с новоизбранной Ширшиной и предавались либеральным мечтам. Об открытости мэрии перед обществом, электронном голосовании горожан, когда референдумы по каждому мало-мальски важному городскому вопросу станут не только швейцарской, но и петрозаводской обыденностью. Об экспертном совете из самых высоколобых горожан, которые, разумеется, неминуемо соберутся при мэре.

Сквозь этот брильянтовый туман я смотрел на 33-летнюю экс-главу студенческого профсоюза и боялся даже представить, что здесь будет через год.

Как хрустальный имидж политической Золушки испарится при первом неубранном снеге. Как прорвет какую-нибудь ржавую трубу. Как встанет под общегородской вой транспорт...

Обычному мэру это простят (фамилию даже не вспомнят), а вот выскочку из оппозиции изничтожат всем миром: общество - из-за разочарования, а власть - в назидание избирателям. Чтобы не выбирали абы кого…

Но политическая Золушка Ширшина пока «держится». Иногда даже грамотно, словно по учебнику психологии ломает чиновничьи традиции. Инаугурация? Сэкономим. Новогодний корпоратив? Баловство (в «игнор» был отправлен даже новогодний прием у губернатора). Предшественник хранил имидж незаметного трудоголика? Тогда еженедельный видеоотчет перед избирателями с прилюдным разбором городских проблем.

Замысел был прост и беспроигрышен - контраст с предыдущей застегнутой на все пуговицы мэрией был настолько выгоден, что Ширшина с лету вошла в список успешных женщин «Форбс». Упоминаемость забытой Москвой Карелии вдруг взлетела, что мэрия решила не тратить традиционные пять миллионов на пиар, о Ширшиной все равно писали бесплатно.

Планерки мэрии стали доступны всем желающим.

- На планерку? Идите, - зевнул вахтер, даже не взглянув на меня.

Тогда, в первый приезд, я запросто подошел к протестному мэру. Втиснулся между отчетом местного «шерифа» и народным линчеванием руководителя какой-то службы ЖКХ (понабежавшие на планерку бабушки под крик «За что вы так не любите город!» костерили за перерытую коммунальщиками улицу). И мы поспорили.

- Я не буду заниматься политикой, - пообещала окрыленная волшебными переменами Ширшина. - Только городскими вопросами.

- Давайте подождем. Перед арестом ярославский мэр Урлашов мне говорил то же самое, - замечаю.

Вернулся я в Петрозаводск через полгода.

Окружение петрозаводского мэра-«яблочника» было уже арестовано. В считанные дни (!). За решеткой оказались бывший сенатор Алиханов, глава местного горсовета Олег Фокин, городской депутат «Яблока» Ольга Залецкая, уголовные дела заведены на первого заместителя Ширшиной - Сухорукову - и еще одну «яблочницу», экс-главу одного из городских районов Чепель...

Следственный комитет очень аккуратно выутюжил из власти оппозицию, оставив Ширшину почти одну...

Карета политической Золушки, как и положено на Руси, превращалась в тыкву.

И его ученица мэр Петрозаводска Галина Ширшина.

И его ученица мэр Петрозаводска Галина Ширшина.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

ЦВЕТЫ ДЛЯ ПЯТОЙ КОЛОННЫ

Политический скандал в Петрозаводске цвел по-женски ядрено. С истерикой. Но красиво. Богато упакованная корзина с восьмимартовскими цветами стояла… на полу у входа в петрозаводскую мэрию.

Словно ее выбросили.

«Корзина стояла не на полу, а у гардероба», - попыталась объяснить мне Ширшина.

«На полу, именно - на полу! - трубил местный политтехнолог Федоров, забредший случайно в мэрию. - Она приказала вынести корзину с цветами из приемной и выставить на полу в холле перед входом. А ведь это были цветы, подаренные (далее с чудовищным сарказмом) от всего сердца!»

А сердце-то было непростое. Самого товарища…

Стоп. Тут надо кое-что пояснить. О губернаторе.

То, что война между новым мэром Ширшиной и обиженной победой оппозиции властью (в лице главы Республики Карелия Худилайнена), неизбежна, было ясно с самого начала.

«Отсидеть в окопах ни у кого не получится!» - заявил деморализованным чиновникам петрозаводский губер, поднимая их в контратаку на «пятую колонну».

Но чтобы битва дошла до такого эпического размаха?!

Ведь мало кто ожидал, что девушка окажется так упряма и, как говорят петрозаводские пацаны, так дерзка. Выяснилось это прошлой зимой. Тогда Ширшина, чтобы спасти троллейбусный парк от разорения, решила снизить стоимость проезда до 10 рублей. И случился экономический фокус - город пересел с маршруток на подешевевшие троллейбусы, выручка выросла, автопарк был спасен…

Тогда Ширшина получила первый «респект» от общественного мнения и новых врагов. Мэру объявили войну… «обеспассажиренные» маршрутчики. Они были не готовы снижать стоимость проезда, чтобы «догнать» подешевевший троллейбус. И решились на диверсию - не вышли на маршруты вообще. Забастовка. Митинг у мэрии. Город встал.

Ширшина тогда сломала еще одну петрозаводскую традицию - она не стала вести переговоры с противником и в то же утро разорвала договоры с маршрутчиками, предложив им выметаться из города. Те ошалели и к вечеру капитулировали.

Такие же удары поддых мэр-максималист нанесла коммунальщикам. Те привыкли пользоваться бестолковыми законами и правилом «выставляй на тендере низкую стоимость услуг, получай деньги и не убирай город вообще». Мэр отчаянно рвала такие контракты.

Разумеется, через новый конкурс приходили новые компании, которые действовали так же, но уже осторожнее. То есть Петрозаводск, конечно, продолжал тонуть в снегопадах и грязи - но гранитной крошкой где-то гололед уже сыпали.

И если какой-нибудь петрозаводец вдруг припомнит, что выбрал в мэры «какого-то оппозиционера», и начнет спокойно разбираться - а не зря ли? То придет к странному выводу.

Старается Ширшина. Но результат почти незаметен.

«Если бы не война, которую навязывают мне, я бы многое успела!» - доказывала мне потом Ширшина.

- Зачем вы выбросили цветы главы местного Совета депутатов Боднарчука? - спрашиваю у мэра. - Потому что он человек губернатора?

- Я не выбрасывала! - вспыхивает мэр. - Я их переставила. И мне кажется, этим могут быть недовольны только неуверенные в себе мужчины. Да включите уже мозг!

- Что? - вздрагиваю. Но Ширшина уже разговаривала не со мной.

ЛИЧНАЯ ТАЙНА ШИРШИНОЙ

Через меня она говорила с губернатором. Причем тем отчаянным женским монологом, который прерывать небезопасно.

- Мне нужны 100 га под индустриальную площадку развития города, - возмущалась Ширшина. - Земля находится в собственности у Министерства обороны, помоги городу, сделай так, чтобы Москва отдала нам землю! Кроме того, мы ни копейки не получили на ремонт дорог!

- Конечно, я во власти не своя! - чеканила Ширшина. - Я не соглашаюсь с вами, губернатор, просто так!

- Что у вас с рукой? - спрашиваю, разглядывая гипс (беспокоясь за цветоносца Бондарчука).

- Задела о косяк двери кабинета. Муж спрашивает, цела ли дверь, - смеется, но снова вспыхивает, вспоминая о противнике. - Губернатор заявил: «Я не против Ширшиной, я против людей, которые с ней работают». Да это же оскорбление!

- Следственный комитет интересуется: зачем вы ездили с местным олигархом Поповым на три дня в Минск? - кажется, при вопросе я краснею.

- Если Следственному комитету больше нечем заняться, как писать такие запросы, что ж, ищите! Да я никогда не скажу, куда я ездила! Потому что это моя личная жизнь!

- Личная?! - тут я почувствовал, что набрел на «скелет в шкафу».

Выходит, у каждого мэра - даже 33-летней оппозиционерки - есть то, что не должны знать избиратели…

Еще в прошлом году глава Карелии Худилайнен сказал мне: бардак в отношениях области и города происходит из-за «олигархов в окружении мэра», из-за двух друзей-бизнесменов, поставивших себе цель не пустить в город «питерских» во главе с варягом-губернатором. Это Василий Попов и Девлетхан Алиханов.

Именно предводитель «Яблока» Попов с помощью выборных технологий (говорят, построенных на волшебном списке «завербованных» избирателей) организовывал победу Ширшиной. А организатор предвыборного штаба побежденного мэра-единоросса бывший сенатор Алиханов, как уверены «питерцы», специально слил мэрские выборы - чтобы опять-таки «свалить» губернатора…

«Сейчас федеральной власти остается либо копать против Ширшиной и сажать ее по ярославскому варианту. Либо преследовать Алиханова и Попова, - провидчески говорил местный политолог Олег Реут.

В итоге на свободе остается только главная опора оппозиции – бизнесмен Попов.

- Я не понимаю, что сделал такого страшного Попов, что его все боятся! – грустит Ширшина.

- А вдруг он вас и губернатором сделает — шучу.

- Да, Попов умный. (задумывается) я живу так, словно он уже сидит.– вздыхает мэр, - Его закроют – даю сто процентов!

Петрозаводск, как и рок-н-ролл, еще жив. И пытается выглядеть пусть неухоженной, но Европой.

Петрозаводск, как и рок-н-ролл, еще жив. И пытается выглядеть пусть неухоженной, но Европой.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

СЕКТА ОППОЗИЦИИ

Есть в российской демократии мерзкое свойство, которое народ не может простить, - страсть к бизнесу. У каждого ясноглазого деятеля с распахнутой душой есть спонсор, дюжина высокопоставленных благодетелей и сотня точек «выбора» - когда ты как народный избранник вроде должен сказать нет, а сама система диктует: «Парень, шалишь, говори да или пшел вон!»…

И то, что мэр Ширшина и олигарх Попов даже не думают скрывать своей крепкой связи, меня, честно говоря, ошарашило. Тут решительно все стало казаться подозрительным. И назначения (например, первого зама Ширшиной «нашел», по своему же признанию, тоже Попов).

И разрешение мэрии торговать спиртным в десяти метрах от школ, учитывая, что у Попова своя сеть магазинов «Ленторг», а также добрый десяток предприятий, оформленных из осторожности на третьих лиц.

И попытки Ширшиной оправдаться. «Как психолог говорю: темы алкоголизма, наличия пьяных на улице и расположения магазина рядом с образовательным учреждением не связаны, - в гуле общегородского осуждения стояла на своем градоначальник. - Как только у меня появится хоть мало-мальски классный инвестор, который будет платить налогов столько же, как маленькие местные магазинчики, находящиеся недалеко от детских садов, я сама инициирую вопрос об изменении этой зоны».

Понятно, что управление городом сродни ассенизаторству, и белые перчатки здесь только у лодырей. Но идеалист во мне протестовал.

«Знаю, что вам сказали в местном Следственном комитете: боже упаси, какая политика, на «Яблоке» клейма негде ставить. Так? - подмигивает при встрече Василий Попов.

- Говорят: вор должен сидеть в тюрьме, - отвечаю. - Ваших девушек (команда у «Яблока» сплошь миловидные женщины, обычно - бывшие педагоги) подозревают в злоупотреблении в переводе сельхозземель под строительство коттеджей. В СК дела на десяток «единороссов-взяточников». Спрашивают: а что, яблочники особенные?

- Конечно! Они даже Галю (мэра) вызывают, чтобы спросить: Попов покупает вам одежду?

- То есть все крутится вокруг вас.

- Конечно. Варяги рвутся в город. Я еще тогда твердил Алиханову - питерцы опасны. Он не верил. Вот и сидит.

- Почему опасны?

- В Петрозаводске мощнейший муниципальный заказ, можно отжать собственность…. Например, живет худо-бедно, какой-нибудь леспромхоз, вызывает губернатор его руководителя и говорит: кондопожский ЦБК в опасности, его надо спасти – Кондопога сейчас не может заплатить за лес, но заплатит завтра под мое слово. Все сдают Кондопоге лес. На миллиарды. ЦБК не платит, а по лесным податям копится задолжность - отдавать лесхозам нечем. Министерство лесного хозяйства подает документы в суд на расторжение аренды. И к лесхозам подкатывают питерские ребята – продайте бизнес за гроши, когда у вас не будет леса и копейку никто не даст. Те продают. Приходят другие хозяева, ничего министерству не платят, а тому почему-то все равно.

- Может, вы просто боитесь конкурентов?

- Мои девочки до сих пор со мной, потому что уверены: пока я рядом, они ни во что не вмажутся. И я стараюсь, чтобы ни один мой поступок не выглядел сомнительным.

- Коррупция?

- Коррупция возможна только в мою сторону.

- Даже так?..

- Но она мне не нужна. Мой бизнес вообще не контачит с властью. Даже если я им предложу что-то «распилить» - они просто уйдут.

- Да, вы секта! - тру виски.

- Да. Я называю это системой. И за безопасность в ней отвечаю я. Если у девчонок возникает малейшее сомнение, они идут ко мне и говорят: давайте разберемся, можно это делать или нельзя. Я устроил десятки таких совещаний.

- Василий, - срываюсь я. - Получается, губернатор прав - вы, никем не избранный, управляете и Ширшиной, и городом.

- То, что никем не избранный губернатор находится под влиянием федеральных чиновников, банков, бизнеса, - это нормально. А то, что есть человек, который не позволяет съесть девчонок, - преступление?! - искренне удивился Попов.

И добавил на прощание:

- Так мы и живем с «губернаторскими». Мы считаем, что они беспредельщики. Они считают, что мы отмороженные.

Через неделю лидер «Яблока» Попов, опасаясь ареста, уехал за границу.

ВМЕСТО КОММЕНТАРИЯ

«Задолбало!»

Мой высокопоставленный источник из «губернаторских» с улыбкой наблюдал, как я прихожу в себя…

«А тут нормальной власти никогда не было, вот и доигрались… - говорил он, глядя в мое злое лицо.

«Жители города должны нести ответственность за свой город. Они должны выбирать мэра», - вспоминал я в этот момент слова Ширшиной, чувствуя, как подбирается комом к горлу одно точное русское слово.

«Осенью депутаты Алиханов и Попов перебегут к нам, мы спокойно изменим устав города, введем должность сити-менеджера, - размышлял источник c фирменным цинизмом местного «разлива». - Обойдемся без Ширшиной, ее олигархов и этих «поповских» выборов. Хватит петрозаводцам такой политики…

- Да, и зачем она людям вообще нужна? Какой в ней смысл? - спросил я.

В России выберешь «провластного» - тоска, «протестного» - грызня. И за спиной у любого - кукловоды…

И самое страшное - нельзя в России по-другому. Десятки подобных провинциальных историй давно доказали - жить в одном городе проигравшему губернатору и победителю мэру тупо противопоказано. Сама конструкция вертикали власти, спаянная по принципу «ни пяди врагу!», просто не рассчитана на такие эксперименты. Да и зачем народу война? Зачем ему выборы? Зачем?

Прав мой знакомый петрозаводчанин. Действительно задолбало.

Владимир Ворсобин поделился впечатлениями о поездке в прямом эфире Радио "Комсомольская правда":