Происшествия25 августа 2020 9:16

Исповедь таксиста, возившего боевиков в Дагестане: "Им не было разницы,кого убивать, лишь бы это были сотрудники правоохранительных органов"

Им бандиты мстили за то, что те мешали устанавливать свои порядки
Осужденный Аюб Тулиев

Осужденный Аюб Тулиев

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Районное управление внутренних дел Дагестана, 18.50 - час-пик, на улице десятки прохожих. Напротив здания замедляют ход серебристые «Жигули». Тонированные стекла окон слегка приспущены, из них через мгновение появляются автоматы. Крик «Аллаху Акбар!». Очередь! Двое в форме падают навзничь, вокруг разливаются лужи крови. Третий, что был с ними, хватается за пистолет. Выстрелы. «Жигули» газуют с визгом и на огромной скорости исчезают из вида. «Дерзкое, беззастенчивое, наглое», - так позже все газеты назовут это преступление. Тогда, 9 февраля 2011 года, погибли 25-летние лейтенант Нариман Шушаев и младший лейтенант Руслан Абдулбеков, оба – ветераны боевых действий. Спустя девять лет тот, кто был за рулем «Жигулей», откровенно рассказал "КП"-"Иркутск", как было дело.

КАМЕРА В 12 КВАДРАТОВ И ПРИКРУЧЕННЫЙ СТОЛ

- Руки за спину, проходим! – заглушая лай огромной собаки, командует конвоир осужденному, закрывая за ним засовы на двух дверях. Черная роба с выцветшей биркой, камера в 12 квадратных метров. Кровать, унитаз, умывальник и стол, прикрученный к полу намертво, - вот и все, что сейчас есть у Аюба Тулиева – водителя тех самых «Жигулей», из которых расстреляли милиционеров в Дагестане. «Незаконный оборот оружия», «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа», «Финансирование незаконного вооруженного формирования», - его собственный «послужной список» статей Уголовного кодекса. В его «хоромах» с серыми стенами, которые начинают давить с первых же секунд, и записываем интервью. Охрана - за дверью.

Тулиев сидит уже 9 лет. Впереди еще 6.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

- Да он не кинется, - успокаивает тюремное начальство. – Ему есть, что терять. Провести всю жизнь в «кладовке» (камере, - прим. Ред.) не хочет.

- 15 лет мне дали, девять уже «отмотал», - улыбается Тулиев, сейчас ему 40 лет.

Вообще свой срок он отбывает в саянской колонии. Живет с отрядом в бараке, больше напоминающем армейскую казарму, выходит во двор дышать воздухом и даже занимается спортом. Но в декабре 2019 за нарушение режима его перевели в так называемую крытую тюрьму ангарской колонии №2. Ровно год проведет в одиночке, раз в день выходя на часовую прогулку по квадрату во дворик, где небо в клетку.

- Как живется? – переспрашивает собеседник, улыбаясь. – Человек - существо, способное привыкнуть к любым условиям.

Так выглядит дверь в камеру в крытой тюрьме.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Непростой простой таксист

Итак, кто такой Тулиев, и как он - «простой таксист» (по его же собственным уверениям), - оказался среди боевиков?

- Я из обычной семьи, - начинает свою отповедь. – Родители всю жизнь работали честно - торговали на рынке, вели хозяйство. Я как самый старший ребенок помогал им. Мечтал когда-нибудь стать богатым человеком.

С учебой у Тулиева не сложилось. Колледж он быстро бросил и в 1997 году переехал на заработки в Чечню. А когда там началась вторая чеченская кампания, вернулся на Родину, женился.

- Узнал, что есть красивая девчонка, а все остальное решили родители, такие в

Дагестане традиции, - продолжает Аюб Тулиев. – На свадьбе в родном селе гуляло 5 тысяч человек. Несмотря на трудные времена (2000 год) все было хорошо и виделось счастливое будущее. Купил микроавтобус, начала работать маршрутчиком, таксовал на своих «Жигулях». Жене работать нужды не было. Денег, что я приносил в дом, хватало. Она занималась детьми, у нас две дочки и сын.

Крутил барабанку, лелея, мечту стать богатым человеком Тулиев 10 лет. Однако баснословных сумм на счетах за это время так и не заимел. Не потому ли согласился на предложение парня из автосервиса, который постоянно чинил его старенькую «шестерку», подзаработать? С Шамилем Аюб Тулиев познакомился летом 2010-го. Ровно с этого момента и началась подготовка расстрела лейтенанта Наримана Шушаева и младшего лейтенанта Руслана Абдулбекова у здания райотдела МВД.

- Хватает ли тебе заработка? Не хочешь ли больше? – однажды спросил Шамиль. – Платить буду нормально. По моему указанию нужно возить по городу людей. В последующем появится другая машина… Не подставлю. В опасность не затяну, знаю, ты единственный кормилец в семье.

Понимал ли Тулиев, что дело как минимум из категории «вне закона»? Надо полагать. Ведь этому разговору предшествовал два факта. Первый - Аюб несколько раз давал свою «шестерку» Шамилю по вечерам. После очередной поездки машина выглядела странно: в салоне – куча грязи, на заднем сидении – пакет с замороженными котлетами. Все это показалось Тулиеву подозрительным, как сам он позже признался во время следствия, и этот момент зафиксирован в приговоре суда. А вот спрашивал ли знакомого из автосервиса, кого катал на «Жигулях», почему машина в таком виде, история умалчивает. Второй настораживающий момент - однажды Шамиль и предложил проехаться по улицам города. Зачем, не скрывал: «Проверить наличие на этом маршруте сотрудников милиции и ОМОН».

- Когда в первый раз предложили работать на них, отказался, - уверяет во время интервью Тулиев. - У меня серьезно болели родители - у матери рак, у отца – воспаление легких. Но потом сам пришел и согласился. Почему? Не знаю, как объяснить. Наверное, чтобы не подумали, что испугался. Конечно, я понял, что это преступники.

В показаниях же на следствии Тулиев объяснил свое решение так: «Постеснялся отказать, подумав, роль в качестве второго водителя не так уж и опасна».

А деньги и новый заработок, уверяет, для него не являлись аргументом:

- Я сам мог заработать или попросить у любого жителя села, меня ведь все знали, - говорит Аюб. – Тут же я просто помогал. Возил на своей машине, искал жилье, покупал продукты.

Так выглядит камера Тулиева. Сейчас он живет на 12 кв.м.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Как вливался в «коллектив»

Через неделю, как парни ударили по рукам, от Шамиля раздался звонок. Он попросил приехать, назвал адрес. Так Тулиев и начал вливаться в коллектив, постепенно знакомясь с его членами. Первым был Муаджир.

Собственно, и не совсем лукавит Тулиев, рассказывая о своей роли в деле.

И ведь действительно сидел за баранкой, действительно возил на своей машине людей, покупал продукты и помогал искать жилье. Опускает «таксист» из виду лишь важное обстоятельство – он прекрасно понимал перед ним далеко непростые пассажиры…

«На поясе у него что-то было…», - заметит Тулиев, когда Муаджир в первый раз окажется в салоне его «шестерки». А еще уловит сильный запах сырости, и подумает про себя: «Он словно выбрался из землянки». Более очевидно на вопрос, каких именно людей возил Аюб, ответит его воспоминание о следующей встрече. На нее Муаджир прибыл с незнакомцем.

«У обоих были автоматы, которые носили под куртками. Обратил внимание, что автоматы без прикладов и цеплялись за «оперативки», - расскажет после задержания следователям Тулиев.

Далее на пути Тулиева к небу в клеточку появился Абу-Умар. Его настоящее имя – Ибрагим Мухучев, на тот момент ему было 26 лет, и он являлся лидером местной диверсионно-террористической группы «Хасавюртовская». На счету незаконного вооруженного формирования взрывы, убийства мирных жителей, милиционеров. Знал ли эти факты Тулиев во время знакомства? Кто же ответит. С Абу-Умаром также свел Шамиль. Чем запомнился таксисту этот человек? При первой же встрече Абу-Умар-Мухучев завел речь с Тулиевым о смене его старой «шестерки» на более свежую машину. И дело, как ни странно, не закончилось одними лишь разговорами. Абу-Умар дал 120 тысяч рублей Аюбу на покупку нового авто. Еще 12 тысяч добавил Шамиль, а недостающий остаток вложил сам Тулиев. Деньги – 45 тысяч рублей - выручил от продажи старой «шестерки». ВАЗ-21014 серебристого цвета ценой в 170 тысяч рублей вместе с Шамилем нашли на авторынке. На «Жигулях», к слову, Тулиев успевал не только «возить людей», но и таксовать.

Последним, кого представили нынешнему сидельцу ангарской колонии №2, стал Сейфулла или Ислам Салаватов. Причем знакомство состоялось весьма необычно. Шамиль выдал Тулиеву мобильный и велел отправить СМС, но номера не сообщил. Его Аюб обнаружил сам на бирке, приклеенной к внутренней стороне крышки телефона. Отправив сообщение, получил ответ с адресом. Правда, собеседник, прежде чем приехать к нему, указал прибыть «Со снятой одеждой», что означало без номеров на машине…

«Он (Сейфулла – прим. Ред.) сказал подчиняться только ему беспрекословно, выполнять все указания, не задавая лишних вопросов», - вспомнит слова Сейфуллы Тулиев после задержания. А, кроме того, воспроизведет еще один важный для следствия диалог:

- «Что нужно сделать с машиной, чтобы была неприметной и не отличалась от других?», - спросит Сейфулла.

- «Поменять задний бампер и молдинги, так слишком широкие, а бампер крашенный с отверстием от газового оборудования», - ответит Тулиев.

После таксист получит от Салаватова 5 тысяч рублей на избавление «Жигулей» от лишних примет, а еще указание - «Оборудовать в автомобиле тайник, где можно прятать другие номерные знаки». Проще говоря, поддельные…

Заключенный возвращается с прогулки в камеру.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

«Убить любого сотрудника милиции, кто встретится на пути»

Когда речь заходит о подготовке к расстрелу Аюб Тулиев, повесив голову, долго молчит. Про подробности убийства он вообще практически ничего не сказал.

- Тогда я об этом даже не задумывался, - осужденный выдвигает свою версию событий. – Наверное, от своей неграмотности. Я был за рулем. Привез двух вооруженных людей и высадил примерно в 4 км от поста. Мне тоже предлагали оружие на всякий случай, но я отказался. Не знал я, что они собираются совершить именно это. О том, что произошел расстрел, услышал в тот вечер. Весь город говорил об этом. Вернулся домой и два дня жил в сильнейшем страхе, но старался, чтобы близкие не замечали этого состояния. Не скрывался, продолжал работать. Получилось так, что вчера я привез вооруженных бандитов на убийство, а на завтра возил в этой же машине пассажиров. Немного успокоился, когда узнал, что тех двух, которые стреляли, убили при задержании. Думал, теперь на меня не выйдут.

На лице Тулиева иногда проскальзывает улыбка.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Но это лишь версия Тулиева на камеру. Его слова опровергает текст приговора.

В нем события 9 февраля расписаны детально. Итак, в тот день Тулиев получил сообщение от Сейфуллы с адресом. У обозначенного кафе в машину сели двое – сам Салаватов, он расположился на переднем сидении, и незнакомец, которого не представили, он устроился на заднем. Прежде, чем заводить мотор, Тулиев, как уже бывало, скрутил с «Жигулей» номера.

«Сейфулла предложил ехать в город и искать сотрудников милиции в форме. Они хотели убить любого, кто им встретиться на пути…», - воспроизвел обозначенный Сейфуллой план Аюб Тулиев на следствии…

Где искать милиционеров? По выбору маршрута таксист получил от Салаватова полный карт-бланш. Тулиев сам решал, по каким улицам проезжать. Сейфулла и парень сзади готовы были открыть огонь в любой момент. Они заранее приспустили окна у «Жигулей», автоматы держали в руках. Правда, некоторое время катались по городу без результата. Даже на мойках, где по наблюдениям Сейфуллы обычно милиционеры приводят в порядок машины, никого не заметили. Незнакомец даже было предложил разъезжаться по домам, но Сейфулла скомандовал направляться к РОВД. Был уверен, что адрес точный. И не ошибся… Подъезжая к зданию райотдела МВД, Салаватов дал указание Тулиеву сбросить скорость. В этот момент на глаза преступникам попались трое в форме - лейтенант Нариман Шушаев, младший лейтенант Руслан Абдулбеков с товарищем (имя не называется по этическим причинам прим. Ред.). Они направлялись ко входу в РОВД…

- «Аллаху Акбар!» - прокричал Сейфулла, высунув ствол через окно, после чего последовала автоматная очередь.

Когда Салаватов прекратил огонь, парень сзади тоже несколько раз выстрелил. Затем Тулиев нажал на газ и «Жигули» со свистом скрылись из вида. Машину Аюб остановил далеко от места убийства. Там, в укромном месте, Сейфулла и его напарник собрали гильзы, которыми был усыпан салон, Тулиев тем временем прикрутил назад настоящие номера на машину. Затем таксист отвез подельников, куда они указали, высадил. Пакет с гильзами те забрали с собой. На прощание Салаватов предложил Тулиеву уехать на несколько дней из города, он тот не внял совету – на следующий день вышел работать в такси. Сейфуллу после расстрела видел еще несколько раз, как и прежде, возил туда-сюда. А через 10 дней узнал о его ликвидации – Салаватова уничтожили во время спецоперации. Тогда Тулиев начал избавляться от улик. В первую очередь от телефона, по которому держал связь с Сейфуллой. Трубку он просто продал.

Тулиеву есть о чем подумать, находясь наедине с собой.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

За что погибли милиционеры

Лейтенанту Нариману Шушаеву и младшему лейтенанту Руслану Абдулбекову было всего по 25… Проводить обоих милиционеров в последний путь в их родных селах пришли почти все местные жители. С Нариманом Шушаевым прощались в селе Боташюрт, где офицером гордились. Еще бы, ведь к 25 годам Нариман уже получил звание «Ветеран боевых действия» и даже был награжден медалью Президента России. Руслан Абдулбеков из села Аджимажагатюрт также являлся ветераном боевых действий и получил медаль участника контртеррористической операции на Кавказе. У него остался двухлетний сын… Как так? Нариман Шушаев и Руслан Абдулбеков ведь успешно прошли боевые военные операции и погибли от рук бандитов в мирное время? Увы... В том, кем были убитые, и кроется ответ на вопрос «За что?».

Об убитых милиционерах Тулиев старается не думать.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

«В самом начале, когда стали общаться с Шамилем и Сейфуллой они и другие лица говорили, что нужно установить шариат в Дагестане, что сотрудники милиции и другие представители правоохранительных органов мешают этому, поэтому с ними надо воевать. Им не было разницы, кого убивать, лишь бы жертвой был сотрудник правоохранительных органов…» - такие показания давал Тулиев во время следствия.

Как удалось выжить третьему милиционеру? По сути, его спас Нариман Шушаев криком «Ложись!». Милиционер упал на землю. Тогда увидел медленно двигающиеся «Жигули», из окон которой по ним открыли автоматный огонь. Милиционер достал табельный пистолет, стрелял в сторону машины, но автомобиль резко прибавил газу и скрылся.

То касается убийц, то лидера группы «Хасавюртовская», 26-летнего Ибрагима Мухучева (Абу-Умара), как и Ислама Салаватова (Сейфуллу) настигла та же участь. Их ликвидировали во время спецопераций. О жестокости этой группы говорит и то, что главарь Мухучев даже, когда его дом окружил спецназ при задержании, вместе с женой пытался отстреливаться.

В описании к фотографии подчеркивается, что осужденный склонен к нападению сотрудников администрации.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

СЛЕЗЫ ОТЦА И СОВЕТ ДЛЯ СЫНА

Задержали Аюба Тулиева в июне 2011-го прямо у него дома. За эти четыре месяца он успел продать те самые «Жигули». При обыске у него нашли вырученные от продажи авто 143 тысячи рублей. Машину, разумеется, исследовали. На потолке салона после судебно-химической экспертизы обнаружили следы сурьмы, входящей в продукты выстрелов.

- Задерживали меня у всей семьи на глазах, - спокойно говорит Аюб Тулиев. – Помню, отец плакал. Больше я его не видел. Он уже умер... Когда я уже сидел в лагере, сестра говорила, что отец хочет приехать на свиданку. Я постеснялся. Стыдно было смотреть в глаза.

Осудили Тулиева по трем статьям - «Незаконный оборот оружия», «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа», «Финансирование незаконного вооруженного формирования». В чем заключалось финансирование, объясняет приговор суда:

«Исполняя указания Мухучева, будучи членом данного незаконного вооруженного (НВФ) формирования, продал свою старую автомашину ВАЗ-2106, на которой перевозил членов НВФ, за 45 тысяч рублей своему зятю. На эти вырученные деньги, а также на деньги, полученные от Мухучева и Шамиля, совместно с Шамилем он приобрел машину ВАЗ-21014, на которой в последующем систематически возил членов НВФ по городу и району, то есть оказал материальную поддержку, тем самым Тулиев финансировал вооруженное формирование…».

- Сейчас переживаю, чтобы мой сын, которому только 12 лет, не повторил моих ошибок, - признается Аюб Тулиев. - Пишу жене в письмах, чтобы занимала его, чем угодно, чтобы у него вообще не было свободного времени.

О прошлом, признается Тклиев, он вообще старается не думать. И, похоже, что спустя 9 лет, сидя в тюрьме его волнует не гибель тех двух милиционеров, а своя судьба:

- Надежда на будущее все равно какая-то есть, но что буду делать, когда выйду, не знаю. Впереди пустота…

Преступник под наблюдением круглые сутки.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА

Ольга МАНХАЕВА, начальник психологической службы ГУФСИН России по Иркутской области:

Большинство заключенных вообще не считают себя виновными

- Большинство осужденных, отбывающих наказание в колониях, оправдывают себя тем, что в совершенном преступлении виноваты не они, а другие люди, либо стечения обстоятельств. И стремятся в этом убедить других. Рисуют фантазии, в которые со временем сами начинают верить, чтобы не задевать свое самолюбие. Реальную картинку при этом, конечно они искажают, заменяют ее сюжетами, которые удобны для них. Заучивают их и рассказывают по несколько раз. А вот тех, кто во всем винит себя, – единицы. Помимо этого, сидя в колонии, они жалеют не о прошлом и не о своей жертве, например, а о том, что часть их собственной жизни проходит за решеткой. Особенно те, у которых на свободе остались социальные блага - семья, дети, друзья. Много эгоистов, которые стремятся попасть в зону комфорта. У них вырастает ценность жизни. Поэтому, они стараются пользоваться любыми способами, чтобы сократить срок. Привлекают внимание общественности, тех же СМИ, чтобы рассказать, как им тяжело, как с ними поступают несправедливо.

Редакция выражает благодарность в подготовке интервью руководству и сотрудникам ГУФСИН России по Иркутской области.