Общество11 сентября 2008 22:00

Обычная жизнь необычной женщины Нины Чекотовой

Мы можем гордиться тем, что этот человек из нашего города, нашей провинции, что таких ярких, по-настоящему целеустремленных людей в Иркутске немало и их истории успехов такие же яркие и поучительные, как у Нины Чекотовой.

Истории успеха – один из самых популярных жанров в мировой публицистике. Каждая судьба – это самая настоящая учебная книга. Только предмет не совсем обычный - жизнь. Листаешь годы-страницы и перед тобой не придуманная картина побед и поражений, радостей и горестей, удач, взлетов, падений, переживаний и раздумий. И невольно пытаешься понять, а как бы ты сам поступил в той или иной ситуации, как разрешил бы ту или иную жизненную коллизию.

Одним словом, полезная штука история успеха – поучительная и нередко спасительная, ибо ответов в ней больше, чем вопросов.

Последние 10 - 15 лет ученый мир, а следом и все, кто жаждет знаний, стали заниматься проблемами лидерства. Почему в одной и той же ситуации, при равных условиях и ресурсах один человек добивается выдающихся результатов, а у другого все совсем наоборот? Почему одна компания показывает стабильные результаты, а другая, работающая в этом же секторе, вот-вот рассыплется, не выдержав вызовов времени?Многие ответы, а следовательно, объяснения и рекомендации добывались именно в ходе изучения лидерства.

Лидерство и лидерские стратегии изучают разве что не под микроскопом, пошагово исследуя поступки и действия не только современников, но и исторические персонажи. О лидерских стратегиях говорят, описывая деяния Александра Македонского, на примерах Атиллы, Юлия Цезаря, Ганнибала... Вековые параллели несут привкус объективности и глубины.

О современном лидерстве написаны тысячи работ, истории успеха будоражат молодые умы, подвигают к покорению новых вершин.

Рецептов для достижения победы множество. Ясно одно: у каждого свой путь, своя ноша и свое предначертание. Другую жизнь не повторить, не скопировать. Да это и не нужно. Но знакомясь с успехами и жизнью людей, которые сумели многое преодолеть, добиться, становишься, безусловно, богаче и лучше, опытнее и умнее.

Я хочу познакомить читателя с историей успеха, лидерством Нины Чекотовой - генерального директора многоотраслевого предприятия «Фортуна». Кто эта необычная женщина, знают, без сомнения, многие жители Приангарья. Бренд предприятия – летящая богиня-птица, устремленная к солнцу, уже неотъемлемый знак городского ландшафта. Но еще недавно Нина Чекотова старательно уходила от журналистов, рассказывая только о предприятии и слишком редко о себе, своих мыслях, переживаниях, потерях, радостях. Но вот настал момент, когда это целесообразно сделать, раскрыть для общественности чуть больше, чем это было до сих пор.

Безусловно, рамки газетных публикаций не позволят вдаваться в многочисленные детали и коллизии, это задача неспешного книжного чтения. Но и в этом газетном сериале мы покажем обычного человека, который сумел, преодолевая обстоятельства и трудности, достичь известного общественного положения, вывести свою компанию на уровень всероссийского Олимпа и получить известность за пределами нашего отечества.Мы можем гордиться тем, что этот человек из нашего города, нашей провинции, что таких ярких, по-настоящему целеустремленных людей в Иркутске немало и их истории успехов такие же яркие и поучительные, как у Нины Чекотовой.

Когда из ничего получается большое и серьезное – это вызывает уважение. И обычный человек, которых большинство вокруг нас, возможно, и сам не ведая того, начинает жить необычной жизнью, которая всегда вызывает общественный интерес.Свою собственную жизнь Нина Чекотова, как я убедился, считает обычной. Она делает свою работу. Делает ее хорошо и ежедневно, как и каждый из нас. Но результаты не могут не ошеломлять. И они далеко необычные.

Потому мы и дали такое название этой и будущим публикациям.Если хватит сил и воли – в этих рассказах буду стараться уйти от банальной комплиментарности. буду следовать принципу, который историки определили как объективизм, и очень надеюсь, что эта истории успеха, эта лидерская стратегия послужит добрым примером кому-то еще.

10 ФАКТОВ ИЗ ЖИЗНИ НИНЫ ЧЕКОТОВОЙ

1. Нина Александровна Чекотова (девичья фамилия Ярцева) родилась 12 июня 1962 года в Иркутске. Родительский дом стоял в районе улицы Станиславского, в те годы типичной городской окраины.

Мама работала закройщицей верхней одежды, папа сварщиком на одном из крупных иркутских заводов. Жили большой семьей: родители, две сестры, бабушка и тетки.

2. Бабушка Дарья была истинно верующим человеком. Все годы неукоснительно жила по церковному календарю. Тайно окрестила своих внучек, Нину и Ирину, и, чтобы девчонок не исключили из комсомола, тайком водила их в Крестовоздвиженскую церковь. Дарья в семье была стержнем и хранительницей очага.

3. С детства Нина была заводилой и лидером среди местных сверстников. Детство прошло рядом с Красными казармами, где раньше располагалась военная часть. С тех пор осталось непоколебимое уважение и благодарность к людям военной профессии.

4. Любимыми семейными праздниками были 1 Мая, 7 Ноября и Пасха. В эти дни в доме всегда было шумно и весело. За большим столом собиралась большая семья. Пели песни, играла музыка, здесь всегда были рады гостям.

5. В доме всегда били животные. Лучшей собачей породой считалась хорошая дворняга, которая преданно и, главное, замечательно общалась с детьми, а чужих взрослых встречала яростным лаем.

6. Большим праздником в семье считались выходы в город – поездка семьи с окраины в центр. Посещение театра, кино или парка культуры и отдыха считалось самым настоящим путешествием.

7. Нина была спортивным человеком – играла в волейбол, бегала на лыжах и… Не пропускала ни одного хоккейного матча с участием сборной СССР по хоккею с шайбой.Любимый способ отдыха до сих пор - гонять на машине. По оценке специалистов, делает это умело и свободно.

8. Любимый телесериал – «17 мгновений весны»

9. «Выскочила» замуж в 17 лет. Двое детей взрослая дочь и 10-летний сын, который, по словам любящей матери, уже «серьезный мужичок», со своим отношением к учебе, работе, поступкам.

10. Возглавляет одно из крупнейших предприятий Иркутской области, осуществляет масштабные проекты в области строительства, девелоперской деятельности. Много сил и средств отдает меценатству, особенно помощи детям, образованию.

Эта история началась в 1960-х, точнее в 1962 году, когда в одной из иркутских семей, которая проживала на окраине, случилось прибавление – родилась дочка. Второй ребенок в семье, вторая девочка. Ее назвали Ниной.

Но прежде чем углубиться в семейную историю, всегда неожиданную своими поворотами, чудесными предзнаменованиями и совпадениями, сделаем небольшое отступление. Определим, если можно так сказать, координаты нашей конкретной повести. Что ни говори, а без ландшафтной привязки о будущем говорить сложно, но мы нацелены именно в него, большое и светлое. И потом хорошо известно, что на характер человека, на его формирование оказывают влияние не только семья и школа, но и такие «мелочи», как лес, река, куст сирени под окном, околоточная дворняжка, лающая при появлении чужого, весенние лужи, в которых по-особенному здорово распускают паруса бумажные кораблики, походы за грибами и ягодами… словом, то, что умные мужи называют окружающей средой.

Теперь несколько слов именно о ней, чтобы лучше представить себе и понять, где и как росла наша героиня.

В начале 60-х годов ХХ века Иркутск был значительно меньше и менее благоустроен. Чуть отдалился от центра и все - царство деревянных кварталов и печных труб – типичная сибирская глубинка, с типично городскими окраинами – снежными или травяными горками в зависимости от времени года, практически таежными перелесками, смешанными рощами, ручьями и речушками, которые нередко превращались в разливные реки.

Ее окраина находилась в районе современной Лисихи и микрорайона Байкальского.Несмотря на лесные ориентиры, здесь тоже имелись улицы, переулки с проулками, которые носили громкие имена великих композиторов, деятелей коммунистического и рабочего движения, никому не известных иностранных граждан и героев Гражданской войны.

Что тут делал великий театральный деятель Станиславский, сказать трудно. Ему бы ближе был актерский мир и улицы, прилегающие к драматическому или музыкальному театрам. Но центровые все были давным-давно расписаны. Для деятеля искусства оставалась только эта.

Лисиха был перспективным спальным микрорайоном. Но в рассматриваемый хронотоп он существовал только в проектах муниципальной власти, проектировщиков и строителей.Один из иркутских градоначальников Николай Салацкий утверждал, что в 1960-е годы Иркутск преобразился и стал уютнее, чище и моложе. Наверное, так и было. Градоначальникам положено верить. Но не будем строить иллюзий – массовое жилищное строительство (да и вообще строительство) начало разворачиваться только в конце 60-х начале 70-х годах прошлого века. Свободными территориями, т.е. там, где не было ничего, кроме этих самых снежно-травяных холмов, ручьев и речушек, деревянных домов, да редких промышленных зданий, оставались Лисиха и бульвар Постышева, Синюшина гора и Академгородок, Юбилейный и Солнечный, Приморский и Байкальский. Так что сами вообразите, каким был наш город. А современный житель, сравнивая свои неудобства во время традиционных летних реконструкций дорог и фасадов, может порадоваться именном нашему времени. В те годы передвигаться было еще сложнее.

Как минимум половина 60-х - время надежд и ожиданий. Хрущевская оттепель давала мечту на другую жизнь – более открытую, свободную, веселую, если хотите. А люди так хотели всего этого и верили, верили искренне и с улыбкой. Потому и песни были красивые, и поэты такие известные, и порывы чистые, и города легендарные, и время романтичное. Такого, как в 60-е, уже не будет никогда.

Посмотрите на заголовки тех лет: «Человек человеку друг, товарищ и брат!», «Нужно, милая!», «Страна моя шагает в коммунизм!». Люди были умные, тертые, прошедшие и сталинское время, и военное лихолетье. Их на словесной мякине уже было не провести, просто очень хотелось всего этого теплого, человеческого… Изголодалась страна по теплу, по надежной руке, по смыслу, а не по понятиям.

И оттого умный, хороший народ верил этим заголовкам. Они не вызывали у него усмешки, а тем более иронического смеха или злобной критики. Во все это верили и ждали.

Верили и ждали и на улице Станиславского, в обычной среднестатистической семье швеи-закройщицы и сварщика Ярцевых. Впрочем, стоит уточнить – очень хорошей мастерицы швейного дела и очень искусного мастера сварочных работ.

В каждой семье есть свои тайны и потаенные истории. И эта не исключение.Это сейчас религиозная вера, или, к примеру, соблюдение церковного календаря – дело личное и свободное. Хочешь - верь, не хочешь - не верь. А совсем недавно, не говоря уже о тех же 60-х, советская власть насаждала атеизм, т.е. попросту говоря, научно-обоснованный подход к неверию в бога. Ну а параллельно тезису свободы слова и вероисповеданий шли нешуточные кары и репрессии именно в отношении искренне верующих. Ведь все, что искренне, – сильно и непоколебимо. А такие люди самые опасные для любого авторитарного режима – у них ведь, страшно сказать, свое мнение и представление обо всем.

В общем, в те времена даже посещение большого церковного праздника, к примеру Пасхи, Рождества, а уж тем более регулярное хождение в храм, считалось преступлением вселенского масштаба. Социалистическая мораль с верой была несовместима.

Дарья Николаевна Цыганкова – бабушка Нины и Иры (старшей сестры) в этом свете предстает как явная нарушительница кодекса строителя коммунизма. Впрочем, я сомневаюсь, что бабка Дарья строила коммунизм. Трудилась-то она ударно, и пользу обществу приносила большую, но вот как этот коммунизм «потрогать» и что это за такое чудо-юдо, вряд ли понимала. Уж слишком часто менялись идеологические подходы, то так, то сяк трактовали теоретики нашу жизнь, а Дарья Николаевна усвоила, что веру можно принять раз и навсегда и беречь как зеницу ока. Что и делала всю свою трудовую, многоработную жизнь.

Внучек крестила тайно. Своих взглядов никому не навязывала, да в том и не было особой нужды. Все Цыганковы и Ярцевы старались жить в согласии с собой. И никто никого не заставлял ходить в церковь, соблюдать посты, молиться у иконок, которым в доме было отведено красное место.

Нина Чекотова:- Принуждения или давления со стороны бабушки по части религиозного воспитания не было. Она, как мне кажется, переживала, чтобы эта часть ее мира не отозвалась негативно на семье.

Тут уж ничего не скажешь и не попишешь – антирелигиозная пропаганда была поставлена на широкую ногу и работала на полную катушку.

Такие, как Дарья Николаевна, по тем временам вполне могли оказаться… в суде. На таком же, как герои фильма «Чудотворная». Именно в 1962 году после просмотра кинофильма в Доме культуры им. Горького в Черемхове «зрители остались на литературный суд над церковными мракобесами из «Чудотворной». Судья – второй секретарь Черемховского горкома комсомола Галина Пахомова, народные заседатели – один экскаваторщик, другой пенсионер, поднялись на сцену прямо из зала. Здесь же свидетели Александр Соломников от коллектива рабочих и служащих треста «Черемховшахтстрой», Луиза Киселева – от преподавателей и учащихся средней школы № 4…Обвиняемые… поставлены на стулья. Это портреты отца Дмитрия, бабки Грачихи, Варвары Гуляевой.Судья задает вопрос свидетелю Киселевой:- Правильно ли Варвара Гуляева воспитывала своего сына Родиона?- Нет, - отвечает свидетель, - она не сумела противостоять нажиму обезумевших религиозных фанатиков. И им в угоду, пожертвовав своей материнской любовью и будущим Родьки, вбила в голову сына религиозный дурман.

…Как и следовало ожидать, немало желающих выступить оказалось среди зрителей.Но они говорили не только о фильме, их возмутила деятельность церковников. Суд над героями «Чудотворной» принес большую пользу. Он вылился в суд над теми, кто в наше замечательное время, - время торжества светлого человеческого разума – пытается отравить разум людей ядом религиозного дурмана» (Советская молодежь, 1962. 3 февр.)

Нина Чекотова:- Религиозность бабы Дарьи была ее внутренним состоянием. Естественным и абсолютно индивидуальным. Она всю жизнь жила по церковному календарю. Постоянно бывала в церкви. И нас с сестрой тайком водила. Тайком, чтобы у комсомолки Ирины не случилось неприятностей.

Я до сих пор помню чердак в нашем доме, куда вела крутая и скрипучая лестница, где было всегда темно и таинственно. Но попасть туда, несмотря на весь ужас, который навевали в детской душе и этот крутой подъем в темноту, и всякие паучки-мизгири, и сплетенная ими паутина, которая так и норовила поймать тебя за лицо, и пыль, которая прямо светилась, когда на нее через щелку падал свет, было просто непреодолимым желанием. И любопытство, которое жгло вопросом: ну что там? Что?

Ко всему прочему бабушка строго-настрого запрещала лазить на чердак. Ну как тут удержаться?!

Продолжение следует.