Общество3 июля 2014 14:58

Заслуженный артист России Геннадий Гущин: «Сбегал с уроков, чтобы кататься на льдинах по Ушаковке»

Актер и режиссер вспоминает школьные годы
Геннадий Гущин: «Сбегал с уроков, чтобы кататься на льдинах по Ушаковке»
Заслуженный артист России Геннадий Гущин: «Сбегал с уроков, чтобы кататься на льдинах по Ушаковке».

Заслуженный артист России Геннадий Гущин: «Сбегал с уроков, чтобы кататься на льдинах по Ушаковке».

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Геннадий Гущин - заслуженный артист России, актер и режиссер Иркутского драматического театра имени Охлопкова. Любители Мельпомены хорошо знают его по ролям в спектаклях «Сирано де Бержерак», «Звезда адмирала», «Дядя Ваня», «Женитьба» и многим другим. Актерскую работу Геннадий Гущин успешно и вполне гармонично совмещает с режиссурой. Среди его постановок - «Не верь глазам своим», «Касатка», «Полет над гнездом кукушки», из последних – «Комната невесты». Всего около 20 спектаклей. В 1998 году Геннадию Гущину присвоено звание заслуженного артиста Российской Федерации. Его вклад в развитие театрального искусства и культуры Иркутска оценен почетным дипломом. А каким Геннадий Степанович был в детстве и как сыграл свою первую роль? Об этом он рассказал «КП» в рамках проекта «Я - первоклассник!»

- Геннадий Степанович, чем запомнилось первое в вашей жизни 1 сентября?

- Первым неловким моментом (улыбается). Когда весь класс красиво рассадили для общего фото, я, сидевший в первом ряду, вытянул вперед ноги и, к своему ужасу, заметил, что носки нелепо сползли к ботинкам. Резинок на моих носках не было. Испытал очень большое неудобство. Хотя на праздник шел действительно как на праздник. Родители купили мне костюмчик, каких никогда не носил. Всегда был дворовым мальчишкой и поэтому такой обновкой сильно гордился.

- Каким был Гена Гущин?

- Трудным ребенком (смеется). Учиться страсть как не любил. Только по физкультуре ставили пятерки. Сейчас я понимаю, что абсолютно не воспринимал формулы, даты, факты, усваивал все на эмоциональном уровне. Скажем, на географии учитель рассказывал про Сибирь, а я сидел, открыв рот, и представлял, как идет Ермак и покоряет ее… Меня больше поражала чувственная сторона истории, а формулы по физике наводили на меня ужас. Когда наступала весна и с улицы доносился веселый звонок трамвая (Гена учился в школе № 9, рядом проходила трамвайная линия. - Прим. авт.), а не нудный школьный, призывающий на урок, мною овладевала дикая тоска, что надо сидеть в классе. Я сбегал на Ушаковку гонять льдины и пускать кораблики. Приходил домой заляпанный, отец меня спрашивал, почему грязный из школы прихожу, а я отвечал, мол, кто-то пробежал мимо лужи и топнул ногой. Отец и не догадывался, что я, в то время как сверстники постигали науки, добросовестно прогуливал занятия.

- Хулиганили в одиночку, или на проказы склоняли одноклассников?

- Среди ребят пользовался авторитетом. Запросто мог подвигнуть класс на революцию. Вот, например, нам совершенно не нравился трудовик. Я спросил у класса, зачем мы его терпим, и убедил всех ребят спеть для него Интернационал. Помню, как он вошел в класс, а мы все дружно встали и затянули «Вставай, проклятьем заклейменный» (смеется). Потом, конечно, все хором отправились к директору.

Геннадий Гущин: школьные годы. Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Геннадий Гущин: школьные годы.

Геннадий Гущин: школьные годы.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

- Из школы не выгнали?

- Нет. Об этом инциденте даже мои родители не знали. Вся хохма в том, что директором школы был мой любимый учитель истории - великий человек, Исламатдин Салахутдинович Сайфутдинов. Мы жили на одной лестничной площадке. Наши отцы-ветераны по-соседски дружили, его сын был моим товарищем. Благодаря Исламатдину Салахутдиновичу я вообще окончил школу. Он меня никогда не закладывал родителям. Уникальный человек. За каждого ребенка бился, как за собственного.

- Что значит бился?

- Ну, например, у нас был сдвоенный урок математики. В это время во дворе школы все проходили флюорографию в передвижном флюорографе. Я уговорил ребят вместо обследования пойти на Ушаковку кататься на льдинах. Вдруг прибежал Ислам - мы его так между собой называли - и за шкирку, как щенят, вытащил нас из речки. Я помню его лицо, когда он с чувством «ух, пронесло» сидел на берегу. Он всегда за нас заступался, помогал. И когда в школу приходили хулиганы деньги отбирать, и после уроков часто оставался, чтобы подтянуть по истории. Он не нотации читал, а поступками показывал, как нужно жить.

- Если учились на двойки, значит, и шпаргалки писали?

- В школе было бесполезно, хотя пытался, а вот в театральном училище был один занятный случай. Как-то сдавали экзамен по музыкальной грамоте. Наш педагог Леонид Викторович Мацуев – отец нашего прославленного земляка пианиста Дениса Мацуева - должен был играть на фортепиано, а мы угадывать произведение и автора. Я придумал нехитрую схему. Пока один сидел в аудитории, другие, кто разбирался в классической музыке, стояли под окнами. Лето, жара, все окна в аудитории были, конечно, открытыми. Так вот, как только Леонид Викторович начинал играть, группа поддержки на улице аплодировала, если исполнялось, например, произведение Бетховена, или хохотала, если слышали Баха. Группа сдала экзамен блестяще. Как только очередь дошла до меня, Леонид Викторович уже обо всем догадался и закрыл окна. Я единственный, кому пришлось пересдавать музграмоту. Вот такая была творческая шпаргалка.

- Раз мы уже заговорили о театре, с чего началось увлечение сценой?

- Первую роль сыграл еще в детском саду: был одним из главных героев в сказке про трех поросят. Мы втроем выходили на сцену, пели, а потом по сценарию выбегал страшный волк. Мы должны были разбежаться в разные стороны и громко визжать, а это-то у меня и не получалось. Зато с задачей отлично справлялась девочка, которая тоже играла поросенка. Я приноровился,и когда она визжала, я бежал рядом и раскрывал рот. Создавалось впечатление, что я тоже визжу. Потом уже в школе к нам в класс рассказывать о театре пришел Алексей Худяков – руководитель театральной студии Дворца пионеров. Я стал ходить в студию. С первого же занятия понял, что попал в волшебный мир - сцена, кулисы, реквизиты. Так что после окончания 8-го класса поступил в театральное училище.

- Театр, романтика… Рискну предположить, что вы были влюбчивым мальчиком?

- Была школьная любовь (улыбается). Безответная, от чего я сильно страдал, хотя никому об этом не говорил. Она училась на одни пятерки, поэтому презирала того, кто получает колы и двойки. Да и хулиганом я был. Как-то я простоял весь урок ботаники - учитель наказала, чтобы не вертелся и не мешал остальным. Весь класс пишет, а я стою смотрю по сторонам. Взглянул на свою отличницу, она вдруг поднимает голову в задумчивости, наши глаза встретились - и я проваливаюсь в какую-то бездну, потому что все вложил в этот взгляд. Меня зазнобило, волосы встали дыбом, в голове произошел атомный взрыв. Мы смотрели друг на друга буквально 2 - 3 секунды, потом она отвернулась. Эта история о том, почему я 10 лет играл в «Сирано де Бержераке» одноименного героя. Играл себя - хулигана, который страдал по отличнице, которая любила другого (улыбается).

- Что вы думаете о нашем журнале, который выйдет в начале сентября (венцом проекта станет альманах, в который войдут фотографии всех первых классов Иркутска. – Прим. авт.)?

- Считаю, это замечательный проект, история на века, которая способна пробудить душу. Нет ничего прекраснее, чем вспомнить те впечатления, которые вызвало такое важно событие в жизни каждого, как школа.