Общество28 мая 2021 6:15

Спасая школу от закрытия из-за недобора учеников, учителя взяли детей из детского дома

Приемные ребятишки выросли и стали в деревне своими
Спасая школу от закрытия, учителя взяли детей из детского дома. Фото из архива семьи Гармаевых.

Спасая школу от закрытия, учителя взяли детей из детского дома. Фото из архива семьи Гармаевых.

«Школу закрывают. Надо брать детей из детдома, тогда сохраним и ее, и село!», - весьма неожиданным предложением в начале 2009 года открыл сход глава Элэсуна, бурятского села в 500 человек, а по совместительству - учитель труда Александр Арамхиев.

Народ загудел! Взять детдомовских подростков в семьи? Но прошло 11 лет, а село и школа живы.

Сход решил – будем брать

Представьте себе деревню в бурятской глубинке. От центра республики, города Улан-Удэ, больше 400 километров. По местным, совсем не похожим на автобан, дорогам – больше семи часов езды. Маленькая школа, детсад, фельдшерский пункт, дом культуры, библиотека, - все. Местное население живет своим укладом – охота, рыбалка, огород, хозяйство. В каждой усадьбе - много коров, овец, лошадей.

- Когда-то у нас было большое село, много ребятишек, - рассказывает нынешняя глава Элэсуна Бэлла Галсанова. – Но потом дети выросли и разъехались. И деревня оказалась на грани исчезновения - власти решили закрывать маленькие школы, а у нас в 2009 году детей училось всего 23 в девяти классах. А если школы не станет, то и все учителя разом останутся без работы, родители уедут туда, где для детей есть условия. Значит, исчезнут и садик для маленьких, и библиотека, и медик. А это конец селу.

На сходе собрались не только местные, но и районное начальство. И безумную идею деревенских о детдомовских ребятишках одобрили!

Сергей Мунхоевич и Валентина Зоригтуевна Гармаевы. Фото из архива семьи.

Сергей Мунхоевич и Валентина Зоригтуевна Гармаевы. Фото из архива семьи.

За детьми поехали на автобусе

- Тогда я была учительницей русского языка, муж тоже в школе работал, - вспоминает Валентина Гармаева. – Готовы ли взять детей? Задумались. На размышления с у нас с Сергеем ушло два месяца. Обоим ведь по 50 лет стукнуло и родные сыновья не сказать, что за… Они уже тогда самостоятельно жили, в городе. А мы решились, что же в одиночестве куковать?

Кроме Гармаевых, первопроходцами стали еще четыре учительских семьи. И все до последней минуты колебались. И даже уже сидя в автобусе, который отправлялся в соседний райцентр Баргузин, где был небольшой детдом, сомневались. В салоне – целая делегация. Пять учительниц, директор школы, представители района. «Подходящих» по возрасту школьников 10-13 лет позвали в зал. И сказали в лоб: «Это ваши родители. К кому из них пойдете?»

- Подростки – ребята недоверчивые, стоят – перешептываются, - вспоминает Валентина Гармаева. – Потом смотрю, ко мне подходят трое. Все из одной семьи. Старшей, Марине, тогда было 14 лет, Юре – 11 и младшей Наде – 9. У них, как и у других ребят, кто попал в этот детдом, судьба, как под копирку. Неблагополучные, пьющие родители. Словом, натерпелись…

Вот в этом деревенском доме растят детей Гармаевы. Фото из архива семьи.

Вот в этом деревенском доме растят детей Гармаевы. Фото из архива семьи.

Назад уже нельзя!

Вот так десять ребятишек в июне отправились в Элэсун. В гости, на 10 дней, присмотреться.

- В деревне стало непривычно шумно, - вспоминают Гармаевы. – Дети бегали из конца в конец Элэсуна, смотрели, как кто устроился. У кого кто папа и мама, есть ли дедушки и бабушки, какое-где хозяйство. Ну и мы собираем стихийные педсоветы – как себя с ними вести, к чему приучать. Начинать надо было с азов – как заправлять постель, как мыться в бане, есть за столом и стирать свое белье. В детском доме их этому никто не учил.

Но прошло 10 дней. И надо было ехать назад, пока взрослые оформят все бумаги.

- Не поедем, - бастовали дети. – Тут простор, тут свобода, тут спокойно!

Через пару месяцев всех десятерых оформили учащимися местной школы. Кстати, детдом своих не бросил. Положенных по опеке денег не платили еще какое-то время (учительницы вспоминают, что давали на ребенка тогда 3100 рублей в месяц и никаких льгот, не разбогатеешь), и все это время из Баргузина присылали из детдома то яблок, то коробки с соком. А потом и учебники повезли.

Стали в деревне своими

- Я тогда была руководителем в четвертом классе. Шестеро мальчиков из 10 ребят в нем были из приемных семей, в том числе и Кирилл Леонов, которого взяли на воспитание я с мужем, - рассказывает учительница математики Ирина Раднаева. Недавно она отметила юбилей – 65 лет, но до сих пор работает в родной школе.

С «первым набором», вспоминают в селе, вообще проблем не было. Надо на сенокос? Значит, литовку в руки и вперед. Надо огород прополоть? Тяпку в руки и за работу, а потом дружно на речку. А еще ж грибы, ягоды, пацанам рыбалка. Учились тоже хорошо. Все хотели выбиться в люди. И ведь получилось. У всех!

Старшая дочь Гармаевых Марина.

Старшая дочь Гармаевых Марина.

- Наша старшая Марина, окончила авиационный техникум, потом вуз, - рассказывает Валентина Гармаева. - На авиазаводе работала, сейчас сама многодетная мама, троих девочек воспитывает. Помогаем. Сын Юра военнослужащий. Недавно невесту привез! Поедем к ее родителям скоро знакомиться. А младшая, Надя, ей сейчас 21 год, заканчивает колледж.

В семье гордятся Юрием, он военный. Фото из архива семьи Гармаевых.

В семье гордятся Юрием, он военный. Фото из архива семьи Гармаевых.

Элэсун сами жители называют швейцарскими Альпами.

Элэсун сами жители называют швейцарскими Альпами.

Одни оставаться не хотим

С того схода прошло 11 лет. Школа живет, в ней сейчас около 40 ребятишек. Причем шестеро – из семьи Валентины и Сергея Гармаевых. Для них неожиданное предложение «спасти школу», прозвучавшее в далеком 2009 году, определило всю дальнейшую жизнь. Когда старшие приемные выросли, на семейном совете решили – возьмут еще детей.

Так порог большой сельской усадьбы переступили еще трое мальчишек и две девчонки.

Вера учится в университете. Фото из архива семьи Гармаевых.

Вера учится в университете. Фото из архива семьи Гармаевых.

- Я так благодарна маме с папой! – говорит одна из них, Вера, «из второго набора» Гармаевых. Ей сейчас 20 лет. – Я приехала к ним в дом полной неумехой. - Мама занималась с нами, а папа с мальчишками. Сейчас могу и обед приготовить, и стол накрыть, и огород посадить. Замуж вышла. Так свекровь меня хвалит и муж доволен! А когда вижусь с девчонками из своего детдома, вижу, как им приходится. Ничему ведь их не научили.

Сергей славится как отличный рыбак.

Сергей славится как отличный рыбак.

- Да, у бабушки с дедушкой наших из Элэсуна новый внук, девятый, - дополняет Веру молодой папаша Никита. Он - студент, будущий автомеханик, женился. На днях у него родился сын. – Скоро в гости приедут или мы к ним. Семья у меня хорошая, жена любимая. За все это я им благодарен. Часто в деревне бываю, помогаю с младшими пацанами.

Да, ведь у Гармаевых снова пополнение. Они ведь в третий раз взяли из детдома ребят - четверо мальчишек и девочку.

Малышня "оккупировала" детскую площадку. Фото из архива семьи Гармаевых.

Малышня "оккупировала" детскую площадку. Фото из архива семьи Гармаевых.

Вместе со старшими кровными сыновьями, у Гармаевых 15 детей. А всего в семье 35 человек – это с невестками, мужьями и внуками. Большая семья, только внуков – девять. Про первоначальную цель – сохранить школу, все уже и забыли. Ведь больше речи о ее закрытии ни разу не поднималось.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Александр БЕНЯШ, директор республиканского социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних:

Учителя старой закалки – это педагоги от Бога

- Из идеи «спасти школу» в Элэсуне родилось целое движение приемных семей в Бурятии. И тут надо понимать, что на воспитание ребят брали педагоги с многолетним опытом, имеющие подход к детям. Они умели в каждом разглядеть свой талант и помочь развить его. Учителя старой закалки – это педагоги от Бога. Поэтому в селе даже форум приемных родителей проводили, где они делились опытом. Их ребятишкам повезло, а если бы остались в детском доме, кто знает… Ведь навык работать, добиваться своих целей, поддержка в жизни, которая у этих ребят есть и после совершеннолетия, очень много значат. Они попали в настоящие семьи и возвращаются в село как к себе домой. Что касается финансов, то сейчас за каждого ребенка, отданного под опеку, родителям стали выдавать по 5 тысяч. И небольшую доплату по республиканской программе приемных семей. Но это за большой труд! Никаких сверхдоходов и материнских капиталов, если что, им не полагается. А содержание детей в семьях мы проверяем, ведь, конечно, бывает всякое.