Премия Рунета-2020
Иркутск
+2°
Boom metrics
Наука
Эксклюзив kp.rukp.ru
21 сентября 2022 4:17

Космический пришелец. Витимский болид 20 лет назад рухнул в Иркутской области

«Комсомолка» продолжает раскрывать тайну падения Витимского болида в тайге на севере Иркутской области
Так выглядят космические пришельцы, когда добираются до Земли. Фото челябинского метеорита.

Так выглядят космические пришельцы, когда добираются до Земли. Фото челябинского метеорита.

Фото: Александр ДЫБИН

Вторую экспедицию в район падения Витимского болида формировали геологи. Начальником экспедиции стал кандидат геолого-минералогических наук Сергей Ефремов, научным руководителем – доктор наук Виктор Антипин. Они, а также опытный геолог Михаил Митичкин представляли иркутский Институт геохимии СО РАН. Институт земной коры СО РАН направил сюда кандидата наук Алексея Иванова и его подопечного – студента Александра Лихошвая. Я тоже был приглашен в состав экспедиции. ( Первую часть рассказа о тайне Витимского болида читайте здесь)

Витимский болид: подробности

Мы прилетели на Маму ( поселок Мама, центр северного Мамско-Чуйского района Иркутской области - ред.) 6 апреля 2003 года. На этот раз нас не встретил Николай Семенович Чекашкин – увы, мэр скоропостижно скончался. Но нам активно помогали руководители района Александр Богун и Владимир Яйков. Они попросили нас выступить перед жителями Мамы – о Витимском болиде здесь слышали все.

В Большой Северный теперь отправились по «быстрой дороге» – по льду Витима (иногда по обод в воде). Сопровождал охотник Валерий Андреев – в прошлом геолог, однокашник Ефремова и Митичкина. В поселке Витимский, поселились в брошенной квартире (увы, таких здесь было много). Уже отсюда, разбившись на два отряда, отправлялись в поселок Большой Северный и в тайгу…

На лыжах за космической пылью

Сквозь тайгу пришлось идти на лыжах. Фото: предоставлено Сергеем Язевым.

Сквозь тайгу пришлось идти на лыжах. Фото: предоставлено Сергеем Язевым.

Нас снабдили охотничьими лыжами. Их обили камусом, который укрепили дюралевыми полосками. План таков. Распыленное вещество космического тела было законсервировано в снегу, выпав из дымного следа падающего болида. Нам предстояло отобрать образцы в районе траектории падения. Пробы необходимо добыть на вершинах гольцов (оголенные скалистые вершины) – там деревьев поменьше, зато первые осадки к моменту падения болида уже гарантированно выпали.

Вот так копают шурф. Фото: предоставлено Сергеем Язевым.

Вот так копают шурф. Фото: предоставлено Сергеем Язевым.

…Мы выкапывали шурфы (большие отверстия, глубиной не меньше полутора метров) в сугробах и набирали снег со дна в большие полиэтиленовые пакеты. Каждая проба – 5-6 килограммов снега, укладывали в рюкзак… Если в образцах оказались микроскопические каменные или железные частицы – это точно были бы частицы метеорита.

Я, честно говоря, еще тот лыжник. Идти в гору сложно, но возвращаться с грузом – еще тяжелее: апрельское солнце светило вовсю, огромные пласты плотного наста проваливались под нами, и приходилось барахтаться в глубоком снегу, не доставая ногами земли… Во время одного из походов пришлось оставить добытые пробы «под елочкой» на горе, – идти с грузом оказалось невозможно, лыжи проваливались на каждом шагу. А ранним утром, когда подморозило, вернулись.

Через три дня возвратились геохимики – они обследовали район реки Тахтыга. Помимо проб снега, привезли отломанную сосновую ветку – похоже, сбитую фрагментом метеорита, его след был хорошо виден на сколе.

Здесь пролетал болид. Фото: предоставлено Сергеем Язевым.

Здесь пролетал болид. Фото: предоставлено Сергеем Язевым.

В поселок Витимский доставили больше центнера проб снега. В предоставленной квартире устроили лабораторию: талую воду пропустили сквозь фильтры. То, что осталось на фильтрах – и есть «улов».

Большая удача

Невероятно повезло! В образцах обнаружились крошечные каменные песчинки. А кроме того - микроскопические сферулы, маленькие каменные шарики. Метеоритное вещество плавилось высоко в воздухе, нагреваясь от трения о набегающий поток воздуха. Капельки остывали, превращаясь в полые шарики, и падали на снег с огромной высоты.

Мельчайших фрагментов хватило для химического анализа, его выполняли уже в Иркутске на аппаратуре специалисты Института геохимии. Обнаружились минералы, совершенно не типичные для Мамско-Чуйского района, но зато характерные для каменных метеоритов. В частности, никелистое железо и армолколит, – минерал, впервые найденное в породах, доставленных с Луны и названного по фамилиям экипажа космического корабля «Аполлон-11» – Армстронга, Олдрина и Коллинза.

А для оценки начальных размеров (а значит, и массы), требовалось узнать его скорость. В НАСА, безусловно, такие данные были – спутник «видел» падающее космическое тело. Я связался со специалистами НАСА, но они ничего не сообщили, и даже не скрывали, почему: по этим данным можно было оценить характеристики сенсора их секретного спутника…

Третья экспедиция

Казалось бы, отправляться на север в очередной раз было уже не нужно. Но успех второй экспедиции вызвал большой интерес, и летом 2003 года в Бодайбинский район снова отправились ученые. Экспедицию обеспечили Институт геохимии СО РАН, Институт солнечно-земной физики СО РАН и Иркутский государственный университет. Присоединилась и группа из Комитета по метеоритам под руководством Дмитрия Бадюкова, отряд уральских специалистов по метеоритам Виктора Гроховского и уже позже нас работала экспедиция НПО прикладной механики им. М.Ф.Решетнева из Красноярска.

Задача ставилась амбициозная – обследовать конечный участок траектории падения космического тела. Вдруг кроме крошечных частиц, выпавших из дымного следа космического тела, обанружатся ударные кратеры и крупные фрагменты болида? Обследовать предстояло не менее сотни квадратных километров северной тайги.

Экспедиция в кузове Урала. Фото: предоставлено Сергеем Язевым.

Экспедиция в кузове Урала. Фото: предоставлено Сергеем Язевым.

Нам снова помогли местная администрация и охотники. На чем только не перемещались на этот раз – на самолёте, на угольной барже, моторных лодках и катере по Витиму, на тяжелом «Урале» по непролазным таёжным дорогам, на мотоциклах охотников, и, конечно, на собственных ногах. Стояла невероятная жара, доносило дым от горящего леса, и мы с удовольствием охлаждались в горных речках. Следы медведей повсюду, и не случайно все отряды сопровождали охотники с карабинами.

Однажды вечером молодой зверь вышел прямо на лагерь (горел костер, варился суп, а мы сидели рядом), испугался и пробежал буквально в десяти метрах – топал так, что земля дрожала, будто проскакал табун лошадей. Выстрел в воздух – мишка увеличил скорость…

На лесной тропе нам попались обертки от екатеринбургских конфет, и мы поняли, что отряд известного уральского специалиста по метеоритам Виктора Гроховского уже прошел здесь. Оставленный лагерь Гроховского нашли вместе с запиской в полиэтиленовой бутылке, адресованной мне: «Уходим, кратеры и большие фрагменты не нашли»…

В лагере на речке Мара. Фото: предоставлено Сергеем Язевым.

В лагере на речке Мара. Фото: предоставлено Сергеем Язевым.

И мы не нашли ни кратеров, ни крупных фрагментов. Похоже, хрупкое космическое тело развалилось в воздухе на мелкие куски . Искать их в бескрайней тайге было бессмысленно…

Игры ударной волны

Зато нашли, описали и нанесли на карту многочисленные места, где были сломаны деревья – ели, сосны, лиственницы, березы. Кое-где они были вывернуты с корнем, и произошло это недавно. Охотники подтвердили – такое впервые произошло прошлой осенью, а раньше не было. Со снегопадами или ветрами картина вязалась – явно поработала ударная волна. Она резко качнула замерзающий осенний лес, – где сломалось, там и сломалось, где упало, там упало…

С этим выводом сначала не соглашались некоторые наши московские коллеги: «Ударная волна шла с огромной высоты сквозь пустое воздушное пространство, где нет гор, леса и зданий». Она должна была погаснуть, растерять энергию настолько, что ей не хватило бы сил сломать деревья»…

Но! И время, и расположение новых зон повреждения леса (вдоль траектории падения, слева и справа от нее) говорили о том, что это все-таки следствие падения болида.

Спустя двенадцать с половиной лет правоту подтвердил Челябинский метеорит. Ударная волна, пришедшая с неба, выбила стекла в миллионном городе, принеся ущерб на миллиард рублей.

К делу подключаются уфологи

Если заглянуть в интернет, можно убедиться, что Витимский болид часто ассоциируется с именем известного российского уфолога Вадима Черноброва (увы, его уже не в живых).

Чернобров присутствовал на моем докладе после первой экспедиции в Институте астрономии РАН осенью 2002 года. Подошел ко мне и сказал, что его команда из общественного объединения «Космопоиск» намерена исследовать болид. Мы договорились о взаимодействии, условились координировать действия во время будущей летней экспедиции 2003 года. Я никогда не скрывал своего скептического отношения к уфологии, но считал, чем больше экспедиций, тем шансы что-то найти выше.

В погоне за сенсациями

Но Чернобров неожиданно изменил планы. Не дожидаясь нас, отправился в лес в самое неудобное время – в мае. В этот сезон даже маленькие ручьи становятся непроходимыми реками, а под грязным тающим снегом ничего не найти. Но уфологи ушли в горную тайгу, одна их группа пропала (об этом с тревогой сообщали СМИ), потом тихо нашлась. А затем Чернобров вышел из леса и сообщил миру о сенсационных открытиях: «Витимское болид по мощности близок Тунгусскому явлению 1908 года. Найдены огромный участок вываленного леса, а также громадная область лесного пожара, случившегося после его падения». Позже Чернобров стал утверждать, что Витимское тело – ядро кометы, как и Тунгусское. Оно состояло изо льда, и этот лёд содержал радиоактивные тритий, кобальт и цезий, которыми якобы отравилась (к счастью, не насмерть) его команда!

Во время нашей летней (июльской) экспедиции обсуждали первые заявления Черноброва в СМИ. Охотники откровенно смеялись. Область вывала леса была им известна много лет . На вывороченных корнях не осталось земли – многолетние дожди их давно омыли. К прошлогоднему болиду зона поваленного леса явно не имела никакого отношения. Пятно лесного пожара тоже было хорошо известно местным жителям – лес полыхал совсем не после болида. По поводу отравления охотники сказали, что майскую талую воду нужно обязательно кипятить – что она только не несет. Что же касается мощности событий, то Тунгусское энерговыделение было сильнее Витимского примерно в 10 тысяч раз, и это было ясно практически с самого начала – когда американцы опубликовали данные спутника.

Но и это не все. Вадим Чернобров и постоянный консультант «Космопоиска» Евгений Дмитриев объявили, что после падения болида в районе резко повысилась радиация, а местные службы МЧС это скрывают от народа. Чернобров даже рассказывал про вырванный из книги учета лист в мусорном ведре, где якобы было указано, что 25 сентября 2002 года радиоактивный фон в Мамско-Чуйском районе резко увеличился. В результате, мол, выросла заболеваемость онкологическими заболеваниями, а в Бодайбо появились растения-мутанты…

Поток опровержений

11 августа 2005 года главный государственный санитарный врач Иркутской области Петр Кауров опубликовал письмо. В нем утверждал, радиационная обстановка после падения болида не изменялась, никакая повышенная заболеваемость в 2003 – 2005 годах в районе не регистрировалась, жалоб от населения нет. Кауров не давал интервью Черноброву, его прямая речь была уфологами придумана и ему приписана.

То, что радиационный фон в месте падения был нормальным, могу подтвердить –сами измеряли еще в первой экспедиции... Замечу, сотрудники МЧС в Бодайбо в 2005 году подтвердили: Чернобров к ним никогда не приходил, и никаких вырванных из журнала листов видеть не мог в принципе.

Тем не менее, эти выдумки уфологов до сих пор можно найти в интернете. И это написано и в книгах Черноброва. Его рассуждения о «Витимской комете» появились, когда уже были известны результаты нашей второй экспедиции, показавшей, что Витимское космическое тело имело типичный метеоритный, а не кометный, химический состав. А образцы «Витимского метеорита», который Вадим Чернобров демонстрировал по телевизору, так и не были им принесены в Комитет по метеоритам на экспертизу. К сожалению, почти все, что он говорил о Витимском болиде, оказалось неправдой.

Что сегодня знаем о Витимском болиде?

Это было типичное каменное космическое тело (с присутствием железа и никеля, как обычно). Начальные размеры были примерно два-три метра, масса – от тридцати до пятидесяти тонн.

Космическое тело ворвалось в земную атмосферу со скоростью 20-25 километров в секунду. Под воздействием набегающего потока воздуха, каменная глыба стала трескаться и разваливаться на мелкие фрагменты. Они потом и выпали на свежий снег в Мамско-Чуйском районе Иркутской области.

Как всегда в таких случаях, падающее тело гнало перед собой мощную ударную волну. Она резко встряхнула, а в результате повалила и сломала деревья вдоль траектории падения.

Стоило ли отправляться в тайгу, переживать трудности, тратить нервы, силы и деньги? Стоило! Такие мощные события происходят не очень часто. Мы должны знать, как это бывает, что происходит с космическим телом, падающим на Землю, должны уметь оценивать степень опасности.

Витимский болид стал грозным предупреждением, напоминанием, что так бывает, так бывало раньше и неизбежно будет еще не раз. И Челябинский метеорит это продемонстрировал.

События двадцатилетней давности повлияли на многое. Экспедиции на Витим позднее привели к организации экспедиций на ставший знаменитым Патомский кратер. Здесь, возле костра, родилось судьбоносное решение о строительстве в Иркутске частного планетария. А оно привело к появлению и Большого иркутского планетария – крупнейшего стационарного школьного планетария в стране. Как это ни странно, цепочка упомянутых событий началась в ночь падения Витимского болида.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Раскрываем тайну падения Витимского болида, упавшего 20 лет назад на севере Иркутской области ( часть первая)