ЗДОРОВЬЕ7 октября 2021 14:24

Эксперты рассказали, чего ждать от четвертой волны COVID-19 в Иркутске

Пока рост заболеваемости достаточно плавный, что дальше, отметил главный инфекционист региона Владимир Хабудаев
Эксперты рассказали, чего ждать от четвертой волны COVID-19 в Иркутске.

Эксперты рассказали, чего ждать от четвертой волны COVID-19 в Иркутске.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Коронавирус снова пошел в атаку. Готовятся к открытию и вводятся ковидные госпитали, чтобы обеспечить местами в них всех, кому это необходимо. Создан запас кислорода, который потребуется тяжелым больным. По всей России отменены крупные массовые мероприятия. О том, чего ждать от четвертой волны вируса жителям Иркутской области, «КП» - Иркутск» рассказывает главный инфекционист региона Владимир Хабудаев.

Идет борьба вирусов

- В прошлую волну число больных коронавирусом нас буквально захлестнуло. Чего ждать от этой?

- Нет данных о том, что есть какие-то новые мощные мутации вируса. Перед третьей волной такие сообщения были, а новые штаммы вызывают инфекцию даже у заболевших. И, действительно, количество больных было очень высоким буквально через неделю. Сейчас такой информации нет. Пока нет данных, что будет резкий рост заболеваемости коронавирусом в эту волну. Помимо того, поднимают голову сезонные ОРВИ, в частности – риновирусная инфекция. Это знакомая всем картина – сопли ручьем, потом небольшой бронхит, трахеит на фоне повышения температура. Если в прошлом году такого практически не было, то сейчас таких случаев очень много. В поликлиники и даже в приемный покой нашей больницы обращаются пациенты с такими симптомами. А когда две инфекции идут одновременно, всегда есть некое противостояние, конкуренция. Кроме того, по данным Роспотребнадзора, во многих регионах зафиксирован грипп. Поэтому как будет развиваться ситуация, сейчас говорить сложно.

- Пока число больных растет постепенно?

Могу точно сказать, что этот подъем заболеваемости идет очень полого. Если прошлая волна действительно накрыла Иркутскую область в июне буквально за неделю, то сейчас заканчивается уже вторая неделя с тех пор, как стало известно, что при ПЦР –тестировании диагностируется больше случаев COVID-19, за это время зафиксирован рост от 9 до 20%, но это не очень много. Хватает и мест в ковидных госпиталях, хотя не все еще и открыты. В том же Иркутске лечением этого вируса сейчас заняты в Иркутской областной инфекционной больнице, в госпитале ветеранов войны, часть детей берет Ивано-Матренинская больница. Сейчас идет речь и расширении мест – и прежде всего, за счет размещения в больницах города Шелехова, которые сориентированы на борьбу с вирусом, и Иркутской областной больнице. Если раньше главное лечебное учреждение области подключали к этому в последнюю очередь, а тех, кому необходима помощь в стационаре, предоставляли места в ГКБ №1 и ГКБ №10, то сейчас тактика изменилась. Но, конечно, все мощности ИОКБ под это отдавать, вероятно, не будут.

COVID-19 действует «не по правилам»

- Когда инфекция сойдет на нет?

Коронавирусная инфекция выбивается из общих, известных врачам, правил распространения эпидемий. Например, в начале прошлого века была испанка. Пандемия гриппа привела к смерти в 1918 году 25 миллионов человек во всем мире и более миллиона – в России. Тоже прошло три волны заражения, но третья была минимальна. А летом 1919 года уже не было зафиксировано ни одного случая этого заболевания. Испанка исчезла бесследно.

А в случае с коронавирусом все по-другому. Первая волна нас больше напугала – в больницы мы помещали даже носителей вируса, которые даже не особо нуждались в лечении. Во вторую волну ситуация резко изменилась и в ковидных госпиталях не хватало мест для всех тех, кому необходима была помощь врачей. А в третью волну в палаты попадали только тяжелые больные, пациенты с легким и средним течением заболевания получали помощь амбулаторно. И в эту волну болезнь не стала переноситься легче. Хотя и есть запас реанимационных коек, и пока нет большого количества крайне тяжелых форм болезни. Если бы COVID-19 развивался по сценарию всех инфекционных заболеваний, то, с учетом того, что он часто мутирует, должна самоуничтожиться. Этого не происходит. А ведь была вспышка этого вируса в Китае и на Ближнем Востоке. Но вот ближневосточный коронавирус исчез, а этот – нет. Значит, он идет по каким-то другим законам. Поэтому что-то прогнозировать очень сложно.

«Волшебной» таблетки не существует

- Есть ли лекарства, которые точно справляются с вирусом?

- Волшебной таблетки нет. И даже противовирусная терапия, которая применяется для лечения COVID-19, не настолько эффективна, как для лечения, допустим, гриппа. Мало того, мы используем препараты, которые для лечения инфекций раньше не применялись вообще. Например, всегда считалось, что такого рода болезни надо лечить, повышая иммунитет. А в этом случае мы его, напротив, искусственно понижаем, чтобы не было поражения легких, тромбообразования, чтобы не развился постковидный синдром, ведь он поражает не только легкие.

И пока непонятно, что страшнее – сама инфекция, опасная смертельными исходами или ее последствия. Ведь достаточно много переболевших сегодня страдают серьезными поражениями легких, фиброзами и зависят от аппарата ИВЛ. Много случаев, когда страдает сердечно-сосудистая, нервная система. Кроме того, обращает внимание резкое увеличение числа больных детей. Если в первые две волны их было около 3%, то в третью – уже 10%. Сейчас для лечения маленьких пациентов выделены два отделения в инфекционной больнице, и они практически полностью заняты. Еще и в Ивано-Матренинской больнице дети лечатся. Мало того, по прошествии заболевания у них развивается мультисистемный воспалительный синдром, который вызывает поражение всех органов и систем.

Единственная надежная защита – вакцинация. Пусть не от болезни, увы, заболеть можно и повторно, и после прививки, а от тяжелого течения инфекции. Непривитые (а это данные минздрава России) попадают в реанимацию с частотой 0, 5%, те же, кто прошел через иммунизацию или переболел, гораздо реже – в 0, 07%, а это в десять раз меньше. (По данным на 7 октября, поставили оба компонента вакцины 565, 9 тысяч жителей региона).