Премия Рунета-2020
Иркутск
-8°
Boom metrics

Ветеран ВОВ Георгий Акентьев: «Немец просил застрелить его, но мы не посмели»

На войну фронтовик попал в 17 лет

Георгий Акентьев родился 3 мая 1926 года в Красноярском крае в деревне Шишиловка. До 1943 года Георгий Матвеевич оставался в родном селе. Практически все, что производил в то время колхоз, уходило на фронт. Зерно сдавали, мясо отправляли на фронт. Тяжело приходилось, одним словом. В 17 лет Акентьева забрали в рабоче-крестьянскую Красную армию. Курс молодого бойца он проходил в 37-ом учебном стрелковом полку на станции Заозерная. Парнишка еще до армии успел оценить, что ему предстоит. На одном из боевых учений отморозил себе ноги.

- Вместо сапог у нас были ботинки и полутораметровые портянки шириной всего 5 см. Брали их и наматывали, наматывали вокруг ноги. Так чтоб от коленки 3 пальца осталось. С одной стороны оно и хорошо было, земля во время боя не попадала за голенища. У меня есть даже армейская фото, где я ноги специально за пенек спрятал, чтоб не видно было обмотки.

О том, сколько смертей пришлось увидеть, говорить не любит. Скорее даже не может...

- Страшно было очень. Боялись не боя, а затишья. В бою ни о чем не думаешь, идешь вперед. А в тишине все могло случиться. Помню, сидели как-то в окопе на передовой вместе с товарищем. Ему лет 35 было… Высунулся буквально на секунду, а немецкий снайпер выстрелил в него.

В 1945 году Георгий Матвеевич под Кенигсбергом получил тяжелое пулевое ранение. Как говорит, сначала даже не заметил. Почувствовал только, когда штаны начали сползать и мешать бегу. Пуля перебила ремень. Наскоро перебинтовали, остальные пошли в атаку, а ему пришлось вернуться в траншею, где его и нашел санитар.

- Кругом обстрел. Санитар на собачьей упряжке катит меня до штаба. Свистит. Я ему: «Тише. Бой ведь идет». Он мне: «Ты жить хочешь? Вот и я хочу». И еще громче стал понукать псов. Привез меня туда, куда свозят все раненых, и там, среди нас оказался немец. Ему пробило живот. Он лежал, корчась от боли, и молил: «Рус, я капут!» и показывал, чтобы мы его застрелили. Но никто не посмел сделать этого. Война – войной. Но мы немцев не уничтожали, не издевались. Не знаю, выжил он или нет, но его также как и нас отвезли в госпиталь.

Победу солдат Георгий встретил на пересыльном пункте в Нижнем Новгороде, куда отправляли всех раненых после выздоровления.

- Узнали о Великой победе по радио, - утирая слезу, вспоминает ветеран. – Что тогда началось! Мы обнимались, целовались. А потом начали доставать из закромов у кого что было выпить.