Премия Рунета-2020
Иркутск
+7°
Boom metrics
Общество7 сентября 2012 12:25

Чемпионка Паралимпиады американка Джессика Лонг: Теперь я хочу поехать в Иркутск и найти свою маму!

В нашем городе до сих пор живет первая няня знаменитой спортсменки [фото+видео]
Источник:kp.ru
Паралимпийская чемпионка Джессика Татьяна Лонг.

Паралимпийская чемпионка Джессика Татьяна Лонг.

Чемпионка олимпийских игр Джессика Татьяна Лонг – красавица, знаменитость, модель и кумир миллионов. Фотографии шикарной голубоглазой блондинки с потрясающей улыбкой приветствуют всех с обложек модных журналов и спортивных изданий. Ее доходы тоже потрясают воображение: только за четыре золота на дорожке плавательного бассейна в Лондоне Джессика заработала сумасшедшую сумму в заокеанских баксах. Девушка – долларовый мультимиллионер. Чем не сбывшаяся американская мечта? О том, что «big fish» Америки Джессика Лонг – многократная чемпионка все же Паралимпийских, а не Олимпийских, игр при таком раскладе даже не вспоминается. К чему? Успех – он и есть успех.

А теперь, после победы в Лондоне, 20-летняя знаменитость собирается …в Иркутск, искать свою мать.

-Я хотела бы спросить ее – почему она меня бросила? - этот вопрос ВСЕ брошенные дети хотят задать биологической матери.

Да, вы не ошиблись. Джессика Лонг – русская. И в Сибири, на ее родине, тоже страсть как любят рассказывать ее историю, но … по-другому. В Америке - про триумф победительницы, путь к цели и сбывшуюся мечту. Мол, ничего невозможного нет. У нас - про несчастную девочку, которую мама оставила в роддоме города Братска, дав в наследство лишь имя, отчество и фамилию — Татьяна Олеговна Кириллова. А Фортуна, обернувшись американцами Бетой и Стивом Лонг, широко улыбнулась девочке. Ребенка без ног усыновили, сделали ей протезы. А та возьми да стань Джессикой Лонг, гением бассейна. Благодаря, в общем-то, чуду.

Русское чудо?

Чудом у нас объясняют все. Ну, в самом деле, повезло девчонке с этими американцами. Иркутск образца 1992 года, куда попала Таня Кириллова сразу после рождения, был тот еще город: цены скачут, продуктов нет, работы нет, заплату на заводах выдают продукцией. Где чайниками, где макаронами (если еще повезет). В общем, спасайся кто может и как может, а тут брошенные больные детдомовцы. У Тани же еще и тяжелое увечье - нет малых берцовых костей, лодыжек и многих костей стопы. Тут любому иностранцу, приехавшему за ребенком в Сибирь, были рады отдать ее, а заодно хоть двух, хоть трех малышей.

-В стране разруха. Может там, за океаном, выживет, - попросту рассуждали простые воспитательницы и заведующие дома малютки. Это сейчас стали разбирать – кому, зачем. А тогда история Тани Кирилловой была одной из тысячи и судьба ее предопределена: дом инвалидов. Точка.

- Мы поднимали уже документы, Джессикой не вы первые интересуйтесь, - рассказали в роддоме Братска. – Но отказников у нас было столько, что всех не упомнишь. Инвалидов среди них тоже много…

Под «большим секретом» нам все же сказали, что дата рождения в документах Джессики-Тани указана неверно. Родилась она в феврале, но не 29. Эту дату вписали в документы, когда девочку доставили в роддом. Откуда? Из деревни. Еще одна легенда – что ее матери, школьнице, было 16 лет. Тоже, говорят, ничего подобного.

-Если Джессика Лонг приедет в Иркутск, мы дадим ей все документы по усыновлению, - рассказали в отделе опеки Братска. – Они сейчас хранятся в областном центре. Шансы разыскать своих родителей у звезды есть. Правда, будет ли она этому рада…

Так рушится еще одна легенда – про то, что родители маленькой Тани Кирилловой приехали из Чернобыля. Мол, поэтому и патология такая случилась. А сами мама с папой умерли из-за облучения, полученного во время аварии на Чернобыльской АЭС. На самом деле, все печальнее, жестче и проще. И в американские мозги ну никак не вписывается. Зато русским вполне понятно.

Запись в регистрационной книге Дома малютки -это все, что сейчас напоминает о том, что Джессика - из Иркутска .

Запись в регистрационной книге Дома малютки -это все, что сейчас напоминает о том, что Джессика - из Иркутска .

Фото: Яна ЛИСИНА

-Ей было 2-3 месяца, когда она к нам поступила из детской больницы Братска, - рассказывает воспитательница дома ребенка № 1 города Иркутска Нина Мурзина. - Почему такой дефект? Это спрятано далеко в генах, а может, мать чем-то травилась. А когда родила, увидела такое увечье – отказалась.

Понятно, что отправили Таню Кириллову не в простой дом ребенка, а в глубоко специализированный – для детей с отклонениями.

-Когда ее положили на пеленальный столик, я увидела голубые глаза: хорошенькая девочка, беленькая, но когда я увидела ножки… они были загнуты, как козьи, - и сейчас воспитательница Нина Владимировна вспоминает увиденное чуть ли не со слезами. – Конечно, за девочкой был особый уход – ходить она не могла. Когда хирурги сказали – операцию сделать не сможем, ее перевели в группу к воспитательнице Ольге Михайловне.

С воспитательницей Тане Кирилловой повезло. Ей вообще по жизни везло – не считая, конечно, того момента, когда девочка родилась с тяжелыми отклонениями и от нее отказалась в роддоме мать. Хотя, может, и тут счастье: мать, как ни крути, человек не самый добрый, зато слабовольный, дочке ничего дать не могла. Помучившись с Таней, сдала бы ее прямиком в Дом инвалидов.

А «нянечка» наоборот, всеми силами ее от этого заведения спасала, как спасала всех «своих» малышей.

Первая няня Джессики Лонг Нина Мурзина сделала все, чтобы ее усыновили американцы.

Первая няня Джессики Лонг Нина Мурзина сделала все, чтобы ее усыновили американцы.

Фото: Яна ЛИСИНА

-Массаж ей делали. Развивалась нормально, эмоциональная была, стала ползать. Пыталась вставать на колени, - вспоминают в детском доме. - Тяга к жизни у нее была огромная.

Но все равно у отказных детей, собранных в группу,да еще «отстающих в нервно-психическом развитии», перспектив в жизни ровно ноль без палочки. Одна «баба Оля» их не спасет ни в жисть. Сил не хватит.

-Не было медицинских сестер, персонала не хватало, - вспоминают в роддоме. - Ремонт тогда шел у нас, зимой, когда Танечка поступила. Мы меняли батареи и окна, потому что было очень холодно. Но никогда у нас детям не было плохо…

Хорошо тоже не было. Просто потому что хорошо не будет до тех пор, пока рядом с ребенком не появится человека, в нем кровно заинтересованного. Относящемуся к нему как к обычному ребенку, без всяких ограниченных возможностей. Уровень навороченности в смысле компьютеров, телевизоров, спортзалов и бассейнов в округе тут значение имеет весьма относительное.

В жизни Тани Кирилловой (опять русское чудо!) такой человек появился.

-В те времена очень много было усыновителей, - вспоминают в детском доме. - Все шло без проблем, родители дней десять общались с ребенком. Потом они присылали свой отзыв.

Так было и с американским семейством Лонг. Бета и Стив, у которых росло уже двое своих детей, обрадовались тому, что в России, железный занавес с которой рухнул,теперь можно без проблем усыновлять малышей. И рванули за кардон. Иностранцам отдавали больных детей. Стив знал свои возможности и возможности американской медицины, поэтому широко улыбнулся директору Дома малютки и усыновил Таню и еще одного мальчика. История Тани Кирилловой на этом кончилась. Началась история американки Джессики Татьяны Лонг. Та, которая про американскую мечту…

…Или американская мечта?

Стив Лонг, как собственно, все американцы в 90-х, видами русского детского дома был весьма озадачен.

- Когда я приехал, на руках Джессику держала нянечка, - поделился своими воспоминаниями о первой встрече с дочерью американскому изданию «Times» приемный отец Стив Лонг. – Она была необыкновенно красива. И тут же приют - такой мрачный, стены покрыты какой-то плиткой. И очень холодно: стекла на некоторых окнах в трещинах, а кое-где и вовсе их не было.

Мы помним – в Доме малютки признались, что зимой 1992 затеяли ремонт… Наверное, просто благотворители деньги дали.

-Это было совсем тоскливое здание, - вспоминает Стив в другом интервью американской прессе. - Дети носили обрывки полотенец вместо подгузников. Pampers для них было настоящее чудо. Как и сливные бачки в туалетах, только шланги. На потолке висели перегоревшие лампочки. При этом в Доме ребенка находилось около 200 детей.

Но нянечки, явно перегруженные работой, показались Стиву заботливыми. Из того же дома ребенка американцы усыновили еще одного мальчика, дав ему имя Джошуа. У ребенка была «волчья пасть» вместо губы. Сегодня в Иркутске детей с таким заболеванием без проблем оперируют и они навсегда забывают о болезни. В 90-х таких малышей родители «сдавали» в Дома ребенка, как бесперспективных и обреченных…

Джессике было 13 месяцев, когда она оказалась в США. А уже в полтора года ей ампутировали обе ноги ниже колена и сделали протезы. Через несколько недель девочка пошла. Так начала воплощаться американская мечта. Которая вначале еще мечтой, собственно, не была: ну кто знал, что Татьяна-Джессика станет чемпионкой? Это была просто жизнь.

- Я одна из шести детей. Мы с детства спортом разным занимались, включая гимнастику, баскетбол, черлидинг, катание на коньках, езду на велосипеде, бег и скалолазание, - пишет о себе Джессика на персональном сайте. - Тем не менее, больше всего я всегда любила плавание. Я научилась плавать в бассейне моих бабушки и дедушки, где мы с сестрами часами бултыхались, изображая русалок.

К профессиональному тренеру она попала в 9 лет, когда обнаружилось, что у девчонки из Сибири явные спортивные задатки. И звезда Тани-Джессики взошла. В 12 лет она выиграла четыре золота на Олимпиаде в Афинах. В 16 ее ждал триумф в Пекине. И вот теперь – Лондон…

- Пусть приезжает к нам, посмотрит, - говорят в иркутском Доме малютки. - Русские корни дают о себе знать. Вот она и побеждает.

Американскую мечту, труд и любовь большой семьи и самоотречение самой Тани-Джессики у нас все-таки объясняют русским чудом. По привычке. А на сайте Братска ей посвящен отдельный раздел – там чемпионка в общем перечне с первопроходцами, почетными гражданами города и деятелями искусства…

Еще один наш земляк - Алексей Лабзин на Паралимпиаде в Лондоне выиграл два золота. В качестве премии он получит 8 миллионов рублей. Рассчитывает на встречу с Президентом, хочет купить квартиру и думает о том, чтобы помочь родной школе в маленьком поселке Видим на дальнем севере. И в России, вдали от цивилизации, в глухом поселке в тайге можно вырастить чемпиона. Но у парня была семья, добрая, хорошая мама, которая не сломалась после того, как сын в 6 лет практически потерял зрение. У Джессики Лонг тоже была семья… Наверное, в этом весь секрет, и разгадка всех чудес – и русского, и американского…

PS. В группе Тани Кирилловой в иркутском Доме малютки было десять малышей. Нескольких усыновили итальянцы. Один из мальчиков, выросших за границей, стал известным музыкантом. А был отстающим в психическом развитии…Еще трое вполне успешны в Иркутске – у них есть семьи, дети, престижная работа.

-Я иногда встречаю их на улице с детьми, - рассказывает старенькая воспитательница Нина Мурзина. – Здороваются, благодарят. Но о том, что выросли в детском доме, предпочитают забыть. Навсегда. Поэтому я и имена их не называю.