Премия Рунета-2020
Иркутск
+19°
Boom metrics
Общество7 ноября 2014 8:07

История отшельников из сибирской тайги или побег из ниоткуда

В 2002 году Анна с четырьмя детьми вышла из тайги, где ее 20 лет прятал муж Виктор Антипин
Источник:kp.ru
Теперь Антипины, отшельники из сибирской тайги, живут в пос. Сереброво Тайшетского района.

Теперь Антипины, отшельники из сибирской тайги, живут в пос. Сереброво Тайшетского района.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

У-у-ух… Кажется, шишек и синяков после этой поездки прибавится. Считаем ухабы, подпрыгивая на каждом пригорке. Старенький пазик резво мчит из Тайшета в поселок Сереброво. Жарко. В салоне «аншлаг». Весело болтают студенты, видимо, возвращаясь на побывку из райцентра, женщины с тяжелыми сумками сонно и лениво поглядывают то в окошко, то на часы. Три часа в пути тянутся нудно и долго. Коллега давно видит десятые сны, убаюканная почти морской качкой. Мне же не сомкнуть глаз. Успеваю подумать обо всем. Какие они? Как встретят? Как примут? Будут ли рассказывать о себе? Не испугаются ли? Ведь столько лет прошло с той поры, когда Антипины купались в «таежной» славе.

В начале 2000-х об этом семействе не писал только ленивый. Еще бы! Отшельники, обосновавшиеся в лесу, в 12 километрах от ближайшего поселка. Большая семья - мать, отец и четверо детей…

Тряхнуло. Резко тормозит автобус - видимо, прибыли. С любопытством поглядываем в окно.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Я лихорадочно шарю глазами по толпе встречающих на станции. Пытаюсь понять, где Анна - та самая бывшая отшельница. Но «Агафьи Лыковой» не вижу.

- Вы из «Комсомолки»?

От раздавшегося рядом голоса вздрагиваем.

Перед нами обычная деревенская женщина средних лет в светлом пальто и в сапогах на каблуках. Держит за руку хорошенькую девочку, откровенно и с любопытством рассматривающую меня.

- Я Анна Антипина. Вернее, уже Третьякова…

Так выглядит Сереброво, в котором обосновались сейчас отшельники.

Так выглядит Сереброво, в котором обосновались сейчас отшельники.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Призрачный рай

- Таааак, разговоры все потом, сначала за стол! - командирский голос Анны разносится по всему дому, переплетаясь с одуряющими ароматами, доносящимися из кухни. - Быстро мыть руки! Сейчас я вас хариусом угощу - сама наловила. Сети расставляю здесь рядом, на Бирюсе.

Столько мы не ели никогда! Кастрюля с дымящейся отварной картошкой и большая тарелка рыбы исчезли за считанные минуты. Кажется, такого ужина, как здесь, нет даже в самых дорогих мишленовских ресторанах.

- Ну что, напоила вас, накормила. Теперь спрашивайте, - хитро улыбаясь, говорит Анна.

А мы только этого и ждали.

- 10 лет назад мы попали в рай, - шокирует нас странным признанием Анна. - Нам так казалось. Провести столько времени в домике в 6 м2 вшестером, а потом переехать в «хоромы», в цивилизацию… Не думать, как прокормить детей, где взять одежду… Когда мы вышли из леса, нам в помощи не отказывал никто: то продуктов принесут, то денег. Детей вот в школу сразу устроили. Сейчас вспоминаю, что пережили, только в кошмарных снах. Словно снова сижу в зимовье глубокой ночью, скрючившись на маленькой табуреточке. Все спят, а я подкладываю дрова в железную печку, чтобы, не дай Бог, огонь не потух…

Юная Лолита

Виктор Марцинкевич с диковинным отчеством Гранитович появился в поселке Коротково Казачинско-Ленского района, где жила 8-летняя Анна с матерью, внезапно, в 1975-м. Родители, которые жили в Смоленске, мечтали увидеть сына ученым с мировым именем. Молодой человек получил два высших образования, увлеченно занимался наукой. Но в какой-то момент все бросил, сжег паспорт, собрал вещи в походный рюкзак и ушел. Пробирался сквозь дикие леса без оружия, один. Искал свою «Факторию». Грезил чудесной страной, которую сам себе создал: без пагубной цивилизации, болезней и прочей людской «нечистоты». Утопичная школа естества, которую он гордо величал эковозвратом, должна была вернуть человека в естественную среду обитания. В этом он видел единственное спасение для «загнивающего» общества.

«Счастье жизни - в ее простоте» - вдохновенно пудрил мозги фанатик девочке, которая ловила каждое слово обожаемого отчима.

«Человек, стремись к естеству - будешь здоров!» - цитировала Аня слова Антипина одноклассникам и друзьям.

Это сейчас 48-летняя женщина с неохотой и стыдом вспоминает свое «знакомство» с отчимом. Неудобно перед детьми. Особенно младшими - школьницами Снежаной и Светой, дочками от второго брака.

Она придумывает им занятие в огороде, девчонки убегают на улицу и Анна продолжает:

- Мы, ребятня, знали, что он приехал к нам с запада, ученый. Бегали к нему - он нам столько всего интересного рассказывал, да еще и хлебом кормил.

На минутку умолкает, как будто погружаясь в приятные воспоминания…

- Такой красивый был, - смущаясь и краснея, выдает вдруг. - У него даже прозвище было Аленький. Он нравился всем женщинам в селе, а выбрал мою маму, которая была его старше. Даже фамилию ее взял - стал Антипиным.

Виктор Гранитович принял всех четырех детей как родных, но особенно выделял младшенькую - Анечку. Падчерица каждый вечер на протяжении нескольких лет слушала сказки о Фактории взахлеб, что несказанно умиляло «папу». «Семейные посиделки» закончились в тот момент, когда 16-летняя барышня забеременела. Так свой лозунг «Счастье жизни в ее простоте» успешно претворил в жизнь «учитель». Правда, когда по деревне пошли разговоры о юной Лолите, решил, что пора сказку сделать былью.

В поисках Фактории

- Мы не сбежали: он - от уголовной ответственности, а я - от позора, как многие тогда судачили, - уверяет Анна Артемьевна. - Отправились на поиски Фактории. Мама обо всем узнала в последний момент, но поступила как мудрая женщина. Мы вместе сели в поезд, который шел на Дальний Восток. Она ехала в Читу, чтобы остаться жить у сестры, а мы - до конечной станции. Больше я маму уже никогда не видела…

На дворе был 1983-й. Аня и Виктор начали поиски чудо-страны в эвенкийской тайге, на севере Амурской области. Забравшись на 200 км вглубь леса, поселились в избушке. В тех дебрях Анна родила первенца - Северьяна. Младенец умер, не прожив и года.

- И еще ребенок - тоже, - отводит глаза женщина. - Выжила только дочка. Роды отец (Анна не называет бывшего супруга мужем и даже Виктором. Только - отец. - Прим. ред.) всегда сам принимал. Пуповину перерезал - ловко у него получалось.

Фото Анны и Виктора Антипиных с дочкой Оленьей, через несколько лет после ухода от цивилизации.

Фото Анны и Виктора Антипиных с дочкой Оленьей, через несколько лет после ухода от цивилизации.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Имя старшей дочери Оленье, впрочем, как и остальным детям, тоже дал отец. В честь оленихи, спасшей ребенку жизнь. Зима 86-го была суровой, запасы провизии у Антипиных кончились. А ружья, чтобы на охоту ходить, не было. Виктор упрямо утверждал: «Брать нужно только то, что природа сама дарит. А человеку можно лишь капканы использовать».

- От голода у меня молоко стало пропадать, - вспоминает мать. - И вдруг прямо рядом с нашей избушкой прошло стадо оленей. Отец сумел добыть одного. Я всю весну кормила дочку пережеванным мясом… А теперь вот она меня ругает, если в городе я ее окрикиваю Оленьей, - все же оборачиваются. Заставляет Аленой звать.

В 87-м Виктор, решив, что эвенкийская тайга явно не место для Фактории, убедил жену уйти в Якутию. Обещал, что уж там-то точно их ждет райский уголок. Правда, пока пара добралась, прошла семь кругов ада.

- Чуть не погибли тогда. На Большом Секочамбинском пороге нашу лодку накрыла огромная волна. Мы как-то выплыли, - вспоминает Анна, - но все, что было с нами, утопло. Вылезли из воды, в которой еще льдинки плавали. Снег, помню, пошел такой пушистый. Мы забрались на крутую сопку, отлежались. Странно, даже не простыли.

Однако в Якутии неутомимый искатель лучшей жизни неожиданно осел в обычном поселке. Через 2 года Антипиных снова потянуло в дорогу. Они сбежали в тайгу, в Тайшетский район Иркутской области. Здесь Виктору пришлось ненадолго поступиться принципами и поработать с «этими существами», как он звал обычных людей, бок о бок. Он устроился в химлесхоз заготавливать лес и смолу. Семье выделили участок в бирюсинской тайге. Но через год предприятие развалилось, лесхоз начал вывозить работников из тайги. Только Антипин наотрез отказался эвакуироваться, радостно заявив: «Я свою Факторию нашел!»

В такой таежной избушке и жило большое семейство сибирских отшельников.

В такой таежной избушке и жило большое семейство сибирских отшельников.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

P.S.

- Если бы жили вдвоем, то так бы в тайге и остались, - сейчас рассуждает Анна. - Но с детьми сложно. Не от хорошей жизни к людям вышли…

Продолжение следует.