Общество

«Поднять на вилы!»: Семью заболевшего коронавирусом мальчика затравили в Усть-Куте

Неизвестные опубликовали в мессенджере имена, фамилии и адреса сибиряков
«Поднять на вилы!»: Семью заболевшего коронавирусом мальчика затравили в Усть-Куте

«Поднять на вилы!»: Семью заболевшего коронавирусом мальчика затравили в Усть-Куте

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Молнией разнеслась новость о том, что в небольшом северном Усть-Куте в 40 тысяч населения есть заболевший коронавирусом. Кто этот неизвестный, вернувшийся с райских пляжей Таиланда, вычислили в считанные минуты. Полное досье с адресом, личными данными, должностями и местами работы выложили на всю семью, ведь заразившимся оказался 7-летний мальчик. Растиражировали информацию везде! Гневные комментарии в адрес родителей понеслись валом.

- Комментарии, которые под постом оставляли горожане, лично меня повергли в шок, - рассказывает корреспонденту «КП-Иркутск» местная жительница Екатерина Родионова. - Как только люди не обзывали детей и их маму! Призывали наказать их и буквально «поднять на вилы». Называли тварями: мол, не знали куда поехали и в какое время, теперь якобы перезаражают полгорода. В группу класса, где учится мой ребенок, также кинули сообщение со всеми персональными данными семьи и подписали: «Врага надо знать в лицо».

Скриншот того самого поста, в котором раскрыли персональные данные семьи.

Скриншот того самого поста, в котором раскрыли персональные данные семьи.

Одной из главных претензий жителей Усть-Кута к семье зараженного ребенка было то, что якобы мама мальчика не соблюдала режим самоизоляции. Мол, ее видели гуляющей по городу через несколько дней после возвращения из Таиланда. Чтобы узнать, так это или нет, «Комсомолка» дозвонилась до самой семьи.

- С сыном и дочкой мы улетели в Паттайю 14 марта, - рассказала «КП-Иркутск» мама ребенка Алена. - Конечно, были сомнения, а стоит ли вообще отправляться в отпуск, ведь ситуация с коронавирусом ухудшалась на глазах. Однако в турагентстве успокоили, что в Таиланде, наоборот, спокойнее, чем в России. Вернулись 24 марта, и прямо из аэропорта я начала звонить в Роспотребнадзор с вопросом: «Что нам делать?» Мне ответили: «Поезжайте домой в Усть-Кут, отройте больничный - 14 дней вы обязаны провести в режиме самоизоляции». Мы так и сделали: переступили порог квартиры 25 марта и до 7 апреля никуда носа не показывали. Только 7 апреля, то есть спустя 2 недели я вышла в магазин. И еще один раз - опять же по истечении срока карантина - мы ездили на машине на дачу.

По мнению Алены, именно в этот день ее и увидел на улице кто-то из соседей, а дату якобы не запомнил. Отсюда и могла пойти информация о нарушении режима самоизоляции.

- Анализы на коронавирус у нас брали на 10-й день нашего домашнего карантина, а результат пришел только 12 апреля. У меня, мужа (он не летал, но с семьей сидел в самоизоляции) и дочки результат оказался отрицательным, а у сына - положительным, - признается Алена. – Удивительно, но буквально через полчаса в групповом чате мессенджера появилось то самое первое сообщение с полным нашим досье. Что касается сына, никаких симптомов болезни у него нет до сих пор: ни температуры, ни кашля, ни насморка. Он дистанционно занимается гимнастикой по видеоурокам, рисует, играет и делает уроки.

Сообщение в адрес семьи

Сообщение в адрес семьи

В том числе поэтому Алена отказалась госпитализировать сына. Мальчика, но только одного, без родителей предлагали отвезти в инфекционное отделение Вихоревской городской больницы. Женщина решила продолжить самоизоляцию дома. Из квартиры сейчас не выходит никто из членов семьи. В подъезде, по словам Алены, сразу провели дезинфекцию.

- Сообщения, которые пишут про нас, я читать не хотела, но мне их пересылают знакомые, - говорит Алена. - Больше всего переживаю за детей. Боюсь, что их могут сделать изгоями. Дочке пока никто ничего не говорит, но меня уже удалили из школьной группы в мессенджере. Хорошо, что хоть на работе поддерживают. Я еще могу понять осуждение за то, что мы поехали в Таиланд. Я тоже корю себя, что поехали. Но зачем оскорблять? Ведь по прилету мы соблюдали карантин! А теперь нашу фамилию знает весь Усть-Кут.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Алексей ЧЕРКАШИН, юрист: Подавайте заявление в прокуратуру!

- В этой истории нарушение сразу двух законов: раскрытие персональных данных и врачебной тайны. Ни то ни другое никто без согласия человека распространять не имеет права, тем более в отношении несовершеннолетнего. Семье нужно срочно зафиксировать этот факт. Пусть обращаются в прокуратуру и пишут заявление, в котором указывают, что их персональные данные стали достоянием широкой общественности. Пусть прокуроры проведут расследование и разберутся, кто располагал этими данными и кто распространил. А еще можно пожаловаться уполномоченному по защите прав ребенка. Желательно при этом сделать скриншоты тех самых постов. Думаю, в небольшом Усть-Куте установить источник труда не составит. Виновника вполне можно привлечь к уголовной ответственности или подать в суд на возмещение морального вреда. Но с помощью денег этот ущерб покрыть невозможно. Косые взгляды, испорченные отношения с соседями и нервы ребенка никто не отменял. Да, тот, кто распространил это, может быть, хотел оградить от вируса других, но сработал совсем иной эффект: теперь человек, который подозревает, что он болен, просто не станет обращаться в больницу, испугавшись подобной огласки, травли себя и своих детей.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Сибиряк отсудил 80 тысяч рублей за клевету в соцсетях

Оскорблениями в соцсетях сейчас уже никого не удивишь. Но не все, в адрес кого пишут гадости, решаются довести дело до суда. А житель Тулуна засудил свою обидчицу, которая оклеветала его, назвав педофилом.

Об этой истории «Комсомолка» рассказывала в январе этого года. Женщина, с родными которой у сибиряка произошел конфликт, подписала на страничке в соцсети, что он склонил свою будущую жену к сожительствованию, когда той было 14 лет, и якобы та родила ему ребенка в этом же возрасте. А еще добавила, что все семейство мужчины – наркоманы. Мужчине удалось доказать, что все это ложь и клевета. Суд встал на его сторону и оштрафовал женщину на 80 тысяч рублей. Деньги пошли в доход государства.

- Деньги в этом деле не главное, - говорил тогда мужчина. - Важнее – восстановить репутацию. (Подробности)