Политика31 марта 2021 6:00

Олег Боровский: Для меня главное - благополучие жителей, а не реакция властей

О вирусе, пандемии, выживании и развитии в новых реалиях и не только – в интервью с мэром Олегом Боровским
Мэр города Саянска Олег Боровский. Фото: Пресс-служба администрации Саянска

Мэр города Саянска Олег Боровский. Фото: Пресс-служба администрации Саянска

Прошел год с начала пандемии и объявления локдауна. Как живет город Саянск, не пошедший по пути закрытия бизнеса? О вирусе, пандемии, выживании и развитии в новых реалиях и не только – в интервью с мэром Олегом Боровским.

- В течение двух месяцев с начала пандемии Саянск оставался территорией без ковида. Какие меры предпринимались для предотвращения завоза инфекции?

- Год назад мы начали учиться жить в новых, непростых условиях. 25 марта прошлого года Президент РФ Владимир Путин выступил с обращением к россиянам о ситуации с новой коронавирусной инфекцией и объявил о продлении выходных дней на неделю. Мы отнеслись с пониманием - угроза была реальной, мы с таким ранее не сталкивались. Кроме того, неделя выходных - это не критично для людей и экономики. Однако через неделю было объявлено о продлении этого периода на месяц. Это уже было более серьезно, с учетом того, что работодатели должны были оплачивать работникам эти дни за счет своих средств. Но где взять средства, если не работать?

Решение о приостановке деятельности было, возможно, необходимым, но обеспечительные меры не продумали. Да, прошло много информации о мерах поддержки, кредитах для предпринимателей по данному направлению, но, чтобы кто-то из саянцев их получил, честно скажу, не слышал. Слишком сложна процедура их получения, сбор большого количества документов.

Меры по закрытию были единые. Тот же Роспотребнадзор не учитывал ситуацию на местах, получается, просто делали «под копирку» - с Москвы. Но у нас на тот момент была иная ситуация, и это нужно было брать во внимание.

Причем закрытию подлежали именно предприятия малого бизнеса, а крупные, такие как «Саянскхимпласт», «Саянский бройлер», строительная отрасль, продолжали работать. Ежедневно тысячи людей ехали на работу и обратно в переполненных автобусах, общались на рабочих местах. Не соблюдался масочный режим. Но при этом парикмахеры, общепит, фитнес должны были закрыться. Даже мебельные магазины попали в этот список, хотя в них-то точно не бывает столпотворения.

Получилось, что ограничительные меры коснулись всех по-разному. Если бы в стране был объявлен режим ЧС, всеобщий карантин, вынужденный простой, с государственными мерами поддержки для всех слоев населения, тогда было бы, конечно, по-другому. А здесь получилось, что малый бизнес уходил на уровень выживания. Получались неравные, несправедливые условия. Так не должно быть - в одном государстве, в едином правовом пространстве, в одном регионе, в одном городе.

В администрацию, ко мне пошли люди с обращениями о помощи, о том, что им нужно жить, кормить семьи, а на что, если предприятия закрыты? А предприятие - это сам предприниматель и его работники.

Первыми пришли парикмахеры, многие - матери-одиночки, для которых их работа - единственный источник дохода в семье. Я понимал, что это может стоить мне должности, но решил помочь людям, потому что осознавал, в какую пропасть их может столкнуть закрытие. Мы приняли решение разрешить малому бизнесу работать, конечно, с соблюдением всех мер безопасности.

Прокуратура меня не поддержала. Сначала мне предложили добровольно отменить принятое решение. Отказался, сказал - «встретимся в суде». Прокуратура подала иски. Судебные процедуры - не быстрые. За месяц, прошедший до заседания, назначенного на начало мая, поменялась ситуация в регионе, наступило послабление. Так, было разрешено открыть парикмахерские. Сначала были под вопросом салоны красоты. Пришлось долго доказывать коллегам, что это не клиники хирургических услуг по исправлению внешности, а те же парикмахерские, просто «с красивой вывеской».

В Саянске все это время функционировали в полном объеме и детские сады. Мы не пошли по пути открытия только дежурных групп: город работал, нельзя было принимать ребятишек в детсад выборочно. И жизнь показала, что мы поступили правильно. За этот период зарегистрировано девять случаев заражения среди воспитанников детских садов и восемь среди работников. Как правило, это семейные очаги заражения.

Школы перешли на дистанционное обучение, что отрицательно сказалось на образовательном процессе. Сейчас все открыто признают, что дистант - не обучение, а фикция. К дистанционке никто не был готов. Сложно было даже в нашем современном городе, обеспеченном интернетом. Если в семье два-три ребенка, а компьютер, как правило, один, - уже проблема. Скорость интернета недостаточна и т.д. Сложно первокласснику на дистанте: как он может один учиться дома? Вопросов больше, чем ответов.

У нас работали парикмахерские, магазины, фитнес-центры. И никто из-за этого не заразился.

- Когда объявили локдаун, Саянск отреагировал на это своеобразно и прогремел на всю страну. Как это отразилось непосредственно на вас, как на мэре и на самом городе?

- Давление было. Звонили из правительства. Состоялся разговор с губернатором, который отметил, что мы возложили на себя высокую ответственность и мне придется нести ответ в случае ухудшения. Он убедил в том, что надо повременить с открытием ресторанов, мы так и сделали.

Ситуация в Саянске оказалась уникальной, поэтому нам наперебой звонили журналисты федеральных каналов, о нас писали и говорили. В результате такой известности прозвучал звонок от полномочного представителя президента в Сибирском федеральном округе Сергея Меняйло, он спросил, зачем я это делаю, не собрался ли в губернаторы. Я ответил, что делаю для людей, пиаром не занимаюсь - инициативу проявляют журналисты, баллотироваться в губернаторы не собираюсь: «Меня волнует мой город и благополучие его жителей».

Больше двух месяцев, несмотря на то что у нас все работало (повременили только с открытием ресторанов), Саянск держался - в городе не было COVID-19. В апреле-мае - ни одного больного. Безусловно, соблюдались строгие меры, масочный режим. Пожилым гражданам с доставкой лекарств, продуктов помогали волонтеры.

Весной была очень актуальна тема обсерваторов. В самом начале, когда люди прилетали из-за границы, из российских городов, неблагополучных по ковиду, я настоял, чтобы в Саянск не отправляли людей без прохождения полного двухнедельного курса в обсерваторах. А после прохождения курса мы отправляли за ними автомобиль, чтобы исключить контакты в общественном транспорте.

В области меня услышали, но не сразу. Поначалу было непонимание с областной СПЭК, и.о. заместителя губернатора Анатолием Прокопьевым, курировавшим обсерваторы. Мне объясняли, что оставлять людей в обсерваторах - дорого, тяжело для бюджета. Однако уверен, что данные расходы несопоставимы с тем, сколько потом, в случае заражения, тратится на лечение, - в разы больше. Нам удалось отстоять свою позицию, потому что только так можно было поставить заслон инфекции.

Первый случай новой коронавирусной инфекции в Саянске зарегистрирован 3 июня прошлого года. У приезжего из Башкирии.

«Ящик Пандоры» открылся после отмены обсерваторов. Поехали к нам, в том числе вахтовики. После прибытия из неблагополучных по коронавирусу территорий люди ехали сразу домой, в свои города, в общественном транспорте. Прикрываясь благими намерениями - экономией средств на обсерваторы, впустили вирус.

Несмотря на это многие жители, в том числе вахтовики, возвращаясь в город, звонили и спрашивали, как правильно поступить. По нашей рекомендации они по приезде выдерживали с семьей двухнедельный режим самоизоляции, у кого была возможность - жили это время отдельно от родных, чтобы не подвергать риску. Все проходили тестирование.

Строится детский сад в микрорайоне Мирном. Фото: Пресс-служба администрации Саянска

- Как справлялись с ситуацией в самый тяжелый период пандемии медики Саянска?

- Очень тяжело пришлось медикам. Везде. Открывались, за счет частных инвестиций, госпитали. En+ Group открыла госпитали в ряде городов области. Саянска это не коснулось. Мы обозначали на уровне губернатора и Минздрава необходимость устройства в городе ПЦР-лаборатории для исследования анализов. Вначале люди ждали результатов неделями, дважды в неделю из Саянска увозили по 50 тестов. Для города это капля в море.

На создание лаборатории потребовалось бы 10 - 15 млн рублей, но до сих пор вопрос не решился, пробы биологического материала по-прежнему доставляются на исследование в лаборатории Иркутска. Понимаю, что тогдашнему министру здравоохранения региона Наталии Ледяевой было не до того, сейчас новый министр, но пока ничего не изменилось.

Нелегкая ситуация в медицине отразилась на медперсонале. Были врачи, которые отказывались работать, увольнялись. Их можно осуждать, а можно понять: это большой риск для их здоровья и жизни. Большинство врачей, оказавшись на передовой, с честью выполнили свой служебный долг, проявив мужество в борьбе с инфекцией. Огромное им за это спасибо.

Зная, как трудно им приходится, мы приняли решение об оказании помощи. Коллективы учреждений, предприятий города, волонтеры активно включились в оказание благотворительной помощи, даже те, кто раньше никогда в этом не участвовал.

На благотворительные средства закупались питьевая бутилированная вода, одноразовая посуда, медицинские приборы. В самое тяжелое время, с ноября по начало марта, весь медперсонал, работавший с пациентами этой категории, получал благотворительные обеды, выделялись в необходимом объеме машины для доставки участковых врачей и фельдшеров к пациентам. С привлечением благотворительной помощи «Саянского бройлера» и «Саянскхимпласта» была проведена модернизация и расширение линии подачи кислорода к отделениям городской больницы - для пациентов с пневмонией.

Многие медики переболели ковидом. Инфекция унесла жизнь самоотверженного врача, заведующей педиатрическим отделением Саянской городской больницы Василы Карамовны Нуриахметовой. Мы увековечили ее память, назвав ее именем улицу города, ведущую к больнице.

ФОК. Фото: Пресс-служба администрации Саянска

- Как идет вакцинация от коронавирусной инфекции в Саянске? Много ли желающих?

- Отношение жителей неоднозначное. Вакцины в полном объеме нет. На 26 марта первым компонентом вакцинировано 1850 жителей. А желающие привиться есть.

Когда на 41-тысячный город вакцина отправляется партиями в 100 - 150 доз, этого недостаточно. Да, нужно помогать другим странам, но как же свои жители? У нас из Советского Союза так пошло: все лучшее - на экспорт, что похуже - своим. Так и сейчас - отправляем вакцину в другие страны, а как добьемся 60-процентного вакцинирования в своем государстве, - никто сказать не может. Да и в вакцину многие люди не верят, потому что нужно проводить серьезную информационную кампанию, а у нас главные темы «в телевизоре» пока другие - Америка, Украина.

- Какое влияние оказали ограничительные мероприятия на малый бизнес? Можно ли назвать число тех, кто закрылся? Сейчас все нормализовалось или процесс восстановления бизнеса продолжается?

- Мы поддержали сферу малого бизнеса, поэтому не могу сказать, что влияние эпидемии было серьезным. В связи с ограничением деятельности предприятий общепита в период пандемии закрылись девять предприятий общедоступной сети: три небольших кафе, один бар, три закусочных, два кафетерия на СТО. В настоящий момент два из них функционируют, но осуществляют другой вид деятельности (розничная продажа мебели и торговля цветами).

Кстати, по поводу двух из закрывшихся - кафе «Легион» и бара «Грегори»: можно сказать, что жители только обрадовались - шел бесконечный поток жалоб на шум, мешавший окружающим.

За год прекратили деятельность 124 индивидуальных предпринимателя, при этом вновь зарегистрировано 100 ИП. Таким образом, общее количество индивидуальных предпринимателей уменьшилось на 24. Надо сказать, что данная тенденция сохраняется с 2017 года, когда стало обязательным применение онлайн-касс, далее внедрение маркировки товаров и снижение покупательского спроса населения.

Считаю, что мы спасли наш малый бизнес, не вводя полностью ограничительные меры, иначе ситуация в нашем моногороде была бы гораздо хуже.

Детская школа искусств в городе Саянске. Фото: Владимир ГОЛОВ

- Что происходит в рамках ТОСЭР? Повлияла ли пандемия на развитие резидентов территории?

- Да, и сильно. Все «приостановилась», особенно в западной части страны. Это отразилось на деятельности нашего основного резидента - ТК «Саянский», у которого планы по строительству тепличника. Инвестор не смог выполнить запланированные объемы по проектированию, потому что проектные институты не работали в полном объеме, были на удаленке. Сейчас нагоняют то, что было запланировано в прошлом году. Но все усугубляется другим моментом: принято решение о ликвидации ряда институтов развития, в том числе Фонда развития моногородов. Как все будет складываться дальше - непонятно.

Саянск уже обратился с этим вопросом к президенту страны. Письмо было отправлено в конце января. Ответа от президента мы пока не получили, только отписку от министерства экономического развития, в которой не дается никакой конкретики. Говорится, что «в рамках исполнения Плана мероприятий Минэкономразвития России совместно с Фондом и ВЭБ.РФ принято решение о целесообразности перераспределений функций Фонда ВЭБ.РФ, в том числе по софинансированию затрат на создание инфраструктуры, и соответствующий доклад представлен в Правительство Российской Федерации 26 февраля 2021 года. После принятия Правительством РФ окончательного решения по указанным предложениям Минэкономразвития России совместно с ВЭБ.РФ обеспечит подготовку нормативных правовых актов, предусматривающих предоставление ВЭБ.РФ субсидии на оказание мер поддержки в моногородах».

Исходя из этого, можно сказать, что 2021 год тоже можно вычеркнуть из работы, зная разворотливость нашего правительства, а может быть, и вообще похоронить этот вопрос. А ведь нас - 321 моногород, в которых проживает порядка 14 млн человек. Видимо, для Минэкономразвития это мелочи.

Это письмо мы также отправили депутату Государственной Думы по нашему округа Михаилу Щапову. Он ответил, что разделяет беспокойство по поводу ликвидации ФРМ, и направил депутатский запрос М.В. Мишустину с просьбой предоставить информацию о дальнейшей работе ФРМ и возможных перспективах для инвесторов, готовых развивать моногорода.

Идет перекос в плане поддержки в регионах. Сейчас в зоне Дальнего Востока - широкий пакет мер поддержки, которых у нас нет. Даже наши ближайшие соседи - Бурятия - вошли в эту льготную зону. По этой причине предприниматели Иркутской области уже пытаются там перерегистрироваться. Вполне возможно, что туда уйдут наши потенциальные резиденты.

Нельзя в одном государстве, одном правовом поле делать разные условия для регионов. Граница льготной зоны, что называется, проходит по Байкалу. Чем мы хуже? Почему такие разные условия развития? Получается, пока один регион пытаются «вытащить из болота», другой в это время начинает туда погружаться. Почему такое отношение к Сибирскому федеральному округу?!

Еще один момент. Сейчас обсуждается вопрос возможной отмены на территориях опережающего развития трехлетнего срока с момента создания ТОСЭР, в течение которого для новых резидентов действуют пониженные тарифы страховых взносов. Основным аргументом, обосновывающим позицию Минфина РФ о нецелесообразности продления действия этого срока, является довод о наличии выпадающих доходов бюджета. Как можно просчитывать выпадающие доходы на то, чего нет и не будет при таких условиях? Как можно говорить о том, что уменьшается налогооблагаемая база с будущих резидентов, которые еще не работали? Они ведь смотрят на условия - если льготы дадут - они могут прийти на территорию, а если нет, как они придут? При этом на то, что градообразующие предприятия моногородов нередко зарегистрированы в оффшорных зонах, никто не обращает внимания.

- Помешал ли коронавирус строительству социальных объектов?

- В Саянске - нет. Строительство, капремонт социальных объектов, дорог - все идет по графику.

Возводится общеобразовательная школа в микрорайоне Ленинградском. Фото: Пресс-служба администрации Саянска

- Можно ли сказать, что вирус отступает, и город возвращается к нормальной жизни?

- Не знаю, отступает ли вирус. Говорят, что он надолго, он был и будет. Сложно рассуждать о нормальной жизни, когда у людей - страх перед будущим. Когда постоянно меняются «правила игры». Для того же бизнеса меняются налоговые режимы, ставки - у людей нет уверенности в завтрашнем дне. Поэтому сложно прогнозировать ситуацию, трудно ее сдерживать на местах.

Муниципалитеты оказались в очень сложных условиях. Никогда в Саянске не было таких проблем с оплатой коммунальных услуг социальной сферы. И никому до этого дела нет. Только обещания помочь. Но когда министр ЖКХ на селекторном совещании говорит: «вы заплатите из своих средств, а мы вам потом вернем», начинаешь понимать, насколько далеко наше правительство от реальных проблем муниципалитетов.

Очень надеюсь на возрождение Регионального совета Иркутской области, который возглавляет губернатор. Первое, вступительное заседание прошло. Думаю, на следующих будут обсуждаться все острые вопросы муниципальных образований. Потому что так дальше жить нельзя. Нужно детально разбираться в вопросах работы муниципалитетов, помогать, менять межбюджетные отношения. В существующих условиях говорить о каком-то развитии невозможно.

- Каковы планы Саянска на будущее без пандемии?

- Город будет жить, несмотря ни на что. Но хотелось бы, чтобы он жил лучше, чтобы у людей появилась надежды, чтобы у города были планы, чтобы мы твердо знали перспективы, видели, какие инвесторы к нам придут, а с такой неравной налоговой позицией между регионами этого не будет никогда.

Возведен хоккейный корт «Ледовый». Фото: Пресс-служба администрации Саянска

- Где вы черпаете смелость? Почему не боитесь «идти не в ногу»?

- Людей, которые бы ничего не боялись, нет. Боюсь за свою жизнь, за семью и близких, за город, за то, как он будет развиваться. Мне не страшно за свое кресло. Меня выбрали люди, я поклялся защищать их интересы, их конституционные права - и я, как мэр, обязан это делать. Для меня главное - не реакция властных структур, а реакция жителей, как они воспримут то или иное решение, какую оценку дадут.

В 2019 году, когда я избирался на второй срок, свои голоса за меня отдали 83 процента избирателей. Это говорит о том, что мы на правильном пути. Если мэр начнет думать о своем благополучии, преференциях, - лучше не идти на эту работу.

Меня называют по-разному, в том числе и бунтарем, но результаты работы нашей команды убедительные. Столько всего сделано в Саянске с 2014 года! Такого не было раньше! 30 лет в городе не было строительства социальных объектов. А мы построили школу искусств, ФОК, хоккейный корт, возводим общеобразовательную школу, детский сад. Это - главное, это - наша гордость. Могу ходить по городу с высоко поднятой головой. Все жители Саянска знают, что их мэр - всегда за город.

Статистика:

С 3 июня по 26 марта в Саянске зарегистрировано 747 случаев новой коронавирусной инфекции.

В настоящее время на лечении 11 саянцев.

Вирус унес жизнь 27 горожан (в их числе один медицинский работник).

По итогам года, по распространению коронавируса, Саянск занимает 37 место из 42 территорий области. Это показывает, что все принятые меры - правильные