Премия Рунета-2020
Иркутск
-28°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
20 сентября 2023 11:02

Последний отшельник СССР: как молодой геолог бросил всё ради мечты о стране Фактории без цивилизации и людских пороков

Вышедшие 20 лет назад из иркутской тайги отшельники Антипины рассказали об отце
В этой крохотной избушке супруги Антипины с четырьмя детьми жили посреди глухой тайги 13 лет. На фото слева Виктор со старшим сыном. На фото справа - братья отшельники в наши дни.

В этой крохотной избушке супруги Антипины с четырьмя детьми жили посреди глухой тайги 13 лет. На фото слева Виктор со старшим сыном. На фото справа - братья отшельники в наши дни.

- Отец о себе рассказывал, что был единственным ребенком в семье, родители его очень любили и дали хорошее образование, - делится воспоминаниями наследник последнего советского отшельника Виктора Антипина 29-летний Михаил. Имя бывшего геолога стало известно на всю страну в начале 2000-х, когда его жена и четверо детей вышли из глухой тайги в Иркутской области и попросили помощи у жителей поселка Сереброво. Анна Антипина призналась, что в лесу её от вирусов и других проблем цивилизации на протяжении 20-ти лет прятал супруг. Виктор Гранитович мечтал о мирном уголке без алкоголизма, воровства, лени и других человеческих пороков, а потому решил жить лишь дарами матери-природы. Это он называл «отрывом» и «эковозвратом». Но создать для себя и единомышленников рай на земле у отшельника так и не получилось. Свой путь Виктор Антипин начал и закончил один. Рассказываем, кем он был, и каким «заповедям» остался верен до последних дней жизни.

Пророчили карьеру ученого

На свет Виктор (урожденный Марцинкевич) появился в 1950 году в городе Смоленске. Его родители были очень образованными и интеллигентными людьми: отец работал областным чиновником, а мать – сотрудницей института. На сына оба возлагали большие надежды, пророчили карьеру ученого. В открытых источниках не раз упоминалось, что тот окончил два вуза, где изучал геологию, астрономию, физику и биологию, однако ни одного документа, подтверждающего это, с тех пор не сохранилось.

- Помню в нашей таёжной избушке что-то вроде диплома, - рассказывал в беседе с корреспондентом КП-Иркутск младший сын Виктора Гранитовича. – Тогда мы не интересовались прошлым отца, не были готовы к этому, потому похоронили его вещи вместе с ним.

Как и большинство советской молодёжи Марцинкевич младший любил вылазки на природу: походы, сплавы. Но тот оказался больше, чем просто студентом-романтиком, хотя во многом его взгляды были полны утопии. Ему казалось, что современные блага разрушают естество человека, и чтобы «выздороветь», необходимо вернуться к своим истокам. Так, бросив все, городской видный парень отправился «покорять» Восточную Сибирь, которая славилась девственными лесами. «Краснокожую паспортину» же сжигает как «позорную метку цивилизации».

- Батя мечтал построить где-нибудь у гор Восточного Саяна что-то вроде деревушки для своих единомышленников, которых обучал бы старинным ремеслам и основам выживания. Это место он хотел назвать Факторией.

25-летний Виктор прекрасно знал, как и чем прокормить себя в дикой глуши. Огнестрельное оружие не использовал из личных убеждений – вмешиваться в жизнь тайги запрещено, шуметь и брать больше, чем можешь съесть - табу. В совершенстве бывший геолог освоил силки, ловушки и рыбалку, также собирал и заваривал травы. А перед встречей с людьми… жевал хвою. Так он защищал себя от вирусов и болезней.

Но суровая зима 1975-го года и голод заставили путешественника обратиться за помощью к «загнивающему обществу». Из чащи Виктор вышел в поселок Коротково Иркутской области, где временно осел. Сельские дамы то и дело заглядывались на «чужеземца», ведь тот отличался от местных мужчин - непьющий, образованный, очень симпатичный. За привлекательную внешность его даже прозвали аленьким (красивым – прим. ред.). Но благодарный за ночлег и пищу парень выбрал ту, что его приютила – женщину на пару лет старше него, поднимавшую в одиночку четверых детей. В одночасье ставший отцом Марцинкевич устраивается в леспромхоз, налаживает личную жизнь и часто рассказывает ребятам о чудо-стране Фактории. Спустя время он объявляет себя Антипиным - по фамилии жены. Ему нравилось, что та начиналась с «анти», что звучало как отрицание.

Таёжная Лолита

Однако после многолетнего перерыва в 1983 году экспедиции было суждено продолжиться. Единомышленницей и преданной спутницей Виктора стала 16-летняя падчерица Анечка, которая все детство цитировала постулаты отчима: «Счастье жизни – в ее простоте», «Человек, стремись к естеству – будешь здоров». Оказалось, что юная барышня ждет ребенка. Пара села на поезд, добралась до конечной станции и навсегда потеряла связь с родственниками Анны.

Первые роды застали девушку в дебрях эвенкийской тайги, в 200 км от ближайшего поселка, в заброшенной охотничьей избушке. Роды отшельник принимал сам. Любые лекарства он отрицал - кровотечения и болезни пытался заговаривать или врачевать травами. Воду брали в реках или ручьях. В таких условиях на свет появился Северьян. Но младенец умер, не прожив и года. Трагическая участь ждала и второго сына. Шестилетний Ваня не смог пережить клещевой энцефалит. Молодой жене Виктор объяснял, это - естественный отбор.

В поисках рая на земле мечтатели объездили Эвенкию, Хакасию и Восточную Сибирь. Побывали в Вологде, Москве, Великом Устюге, три года жили в Брянской области.

В 1986 году у Антипиных родилась здоровая крепкая девочка. Однако родительское счастье омрачал голод. Из-за суровой зимы охота ничего не приносила, запасов еды не осталось.

Одна из немногих сохранившихся фотографий из архива Анны (с маленькой Оленьей)

Одна из немногих сохранившихся фотографий из архива Анны (с маленькой Оленьей)

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

- У меня начало пропадать молоко, - вспоминала Анна. - И вдруг прямо рядом с нашей избушкой прошло стадо оленей. Виктор сумел добыть одного. Я всю весну кормила дочку пережеванным мясом. В честь этого чуда ее и назвали - Оленья.

В 1987-м неутомимые искатели перебрались в Якутию, где два года жили в поселке. Но экстремальные морозы никак не подходили для утопичной страны Фактории, поэтому Виктор и Анна решили вновь попытать удачу на северо-западе Иркутской области. Глава семейства устроился в химлесхоз, от которого ему выделили деревянную избушку в 12 квадратных метров. Там Антипины и поселились. Вскоре предприятие развалилось, работники разъехались, а отшельники наконец воссоединились с природой. Ближайшая деревня Сереброво Тайшетского района находилась в 13-ти километрах.

Анна, Виктор Антипин и Оленья. Девочка получила свое имя, потому что малышку кормили жеваным оленьим мясом. Фото: личный архив героев публикации.

Анна, Виктор Антипин и Оленья. Девочка получила свое имя, потому что малышку кормили жеваным оленьим мясом. Фото: личный архив героев публикации.

Выходить к людям строго запрещалось

Только отказавшись от «пагубной цивилизации» Виктор Антипин стал счастлив, оттого другой жизни своим детям не желал. После Оленьи на свет появились двое сыновей и еще одна дочь. Виктора младшего назвали в честь отца, Михаила – в честь косолапого хозяина тайги, а имя Алеси родители расшифровывали как «алое дитя леса». Учить чад выживать в тайге, начинали, как только те вставали на ноги.

В этой лесной избушке семья прожила 13 лет. Фото: личный архив героев публикации.

В этой лесной избушке семья прожила 13 лет. Фото: личный архив героев публикации.

- Батя воспитывал нас в строгости, но никогда не бил, - продолжает рассказывать Михаил. – Не разрешал кричать, греметь в лесу, убивать ради забавы. Всегда объяснял, как себя вести при встрече со зверем. Главное правило – не убегать. Тот, кто бежит, всегда является потенциальной добычей. Нападать первым или дразнить животное тоже нельзя. Впервые в одиночку я встретил дикого зверя в шесть лет – это был рогатый олень. При этом хищники нас никогда не трогали, после охоты отец всегда оставлял для них шкуру и кости. А те будто понимали, что это плата за нашу безопасность.

Для рожденной в тайге ребятни было нормой «гулять» за десяток километров от дома. Но выходить к людям строго запрещалось, ведь те могли забрать детей в поселок или ненароком заразить вирусами.

- Мы запутывали следы, чтобы нас никто не нашел: зимой протаптывали ложные дорожки на снегу, летом приминали траву, ветви в противоположном направлении от избушки, а заслышав посторонние звуки, тут же тушили костер и замолкали.

Каждый из Антипиных был отменным охотником. Старшие Оленья и Виктор могли за считанные минуты разделать медвежью тушу. Иначе мясо могло испортиться, а этого семья никогда не допускала.

«Задержка могла стоить кому-то жизни»

Бывало, что Виктора Гранитовича не было дома до четырех дней – погрузив за спину огромный рюкзак, он направлялся в деревню за продуктами. Дорогами никогда не ходил, пользовался собственными тропами. Крупы, макароны, масло, сахар, чай, сгущенку, конфеты покупал в местном магазине, а чтобы добыть денег, придумывал самые разные способы.

- С собой он брал лесные ягоды, грибы, травы, шкурки и сшитые мамой шапки, варежки и камусы (унты. - Ред.). все это продавал. Также он обменивал что-то у знакомых на берестяные памятки. К примеру, писал на них полезные свойства жира норки или желчи медведя. Бывало, что батя нарушал законы природы - перебегал реку Бирюсу по тонкому осеннему льду, перебирался через шугу или тащил на плечах груз, который едва поднимали два мужика. Знал, что его задержка может стоить кому-то из нас жизни. О нашем существовании в поселке он старался не говорить. Ни имен, ни возрастов никому не называл.

Вместе с провизией и одеждой отшельник приносил книги, газеты и журналы. Антипины знали о событиях в мире, читали художественную литературу, а Оленья любила писать стихи.

- В 8 лет я очень любил Джека Лондона и его рассказы, - вспоминает младший сын отшельников. – Грамоте нас обучала мама. У нас была поставлена речь, умели читать, писать, правда, только печатными буквами. Осваивать всю школьную программу не было возможности – нужно было охотиться, ходить за водой, заготавливать дрова.

Про жизнь за пределами тайги и близлежащей деревни Виктор предпочитал детям не рассказывать. Города, многоэтажки, автобусы – все это он считал для них лишним.

Остался в тайге один

Однако Анна прекрасно помнила жизнь «до». Ютясь 13 лет с мужем и четырьмя детьми в крохотном домике, женщина призналась, что устала от нескончаемой работы, нехватки еды и одежды. Она предложила перебраться в Сереброво, но супруг был непреклонен и настаивал на том, чтобы уйти глубже в лес. Тогда робкая Анна тайком вышла к людям и попросила помощи. В деревне им согласились выделить дом, продукты на первое время и подыскать работу. Многодетная мать согласилась и поставила Виктора перед фактом. Разочарованный Антипин жену не держал, хотя и отговаривал от опрометчивого поступка. Так, он остался один в когда-то счастливом месте, так и не ставшем Факторией.

Вот такой семья Антипиных вышла к людям в 2002 году.

Вот такой семья Антипиных вышла к людям в 2002 году.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Семья отшельников вскоре обжилась в цивилизации. Ребят определили в школу, Алесю - в детсад, Анна начала зарабатывать, трудясь техничкой. Оленью было решено назвать более привычно — Алёна, а детям дать фамилию матери — Третьяковы. Бывших хозяев леса неоднократно приглашали на съемки телешоу на федеральных каналах.

У Анны и Александра в браке появились на свет две дочери — Снежанна и Светлана.

У Анны и Александра в браке появились на свет две дочери — Снежанна и Светлана.

Спустя год после выхода к людям у Анны появился мужчина. В браке у них родились две дочки Снежанна и Светлана.

- Отец приходил к нам в поселок, но понимал, что у мамы теперь другая семья. Однажды заявил: «Больше я сюда не вернусь». Но мы, дети, не придали этому значения.

В последний раз семья собралась в феврале 2004 года, в день рождения Алёны. А в марте девушка нашла отца мертвым в таежной избушке. Дети думают, что Виктор Гранитович не смог пережить разлуки, к тому же его мучили недуги - грыжа, проблемы с сердцем...

Братья-отшельники Виктор и Михаил на фоне избушки, где они когда-то родились. Семья старается посещать лесной дом, который находится в 13 км от Сереброво. Фото: личный архив героев публикации.

Братья-отшельники Виктор и Михаил на фоне избушки, где они когда-то родились. Семья старается посещать лесной дом, который находится в 13 км от Сереброво. Фото: личный архив героев публикации.

- Батя просил похоронить его на возвышенности, неподалеку от избушки. Оттуда он хотел наблюдать за нами после смерти, но выполнить его просьбу оказалось затруднительно, - говорит Михаил. - Он покоится возле дома в лесу, куда мы приходим почти каждый год. Удивительно, но даже спустя столько лет медведи обходят наше жилище стороной. Обычно они разрушают пустующие зимовье, землянки и разоряют могилы, но не в этом случае. Видимо, все еще помнят их с отцом «договор»…

КАК СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКЦИЕЙ КП-ИРКУТСК

Viber/WhatsApp/Telegram: +7-952-636-47-73

Тел.: (3952)20-80-08

Узнавайте новости первыми: подпишитесь на наш телеграм, группы ВК и Одноклассниках

Хотите больше историй и видео? Подпишитесь на наш дзен-канал

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Дразнили лесными бродягами». Что стало с семьей отшельников Антипиных, вышедших к людям после 20 лет выживания в тайге. (подробности)

Документальный фильм «Хозяйка тайги» (видео)

Как сложилась жизнь отшельников, вышедших 12 лет назад из тайги