Общество27 июня 2021 5:00

Сейсморазведка нефтяных и газовых залежей в Иркутской области

О том, чем занимаются сейсморазведчики, об особенностях их работы мы продолжаем рассказывать вместе со специалистами «Верхнечонскнефтегаза» (входит в состав компании «Роснефть»)
Фото из архива АО «ВЧНГ»

Фото из архива АО «ВЧНГ»

В Иркутской области расположены залежи древнейшей на планете нефти. Как она образовалась, какие технологии сейчас применяются для ее поисков и чем примечательна работа современного геофизика и геохимика, мы будем рассказывать вместе с геологами «Верхнечонскнефтегаза» (входит в состав нефтегазодобывающего блока компании «Роснефть»).

Основа геологоразведки - это сейсморазведка в комплексе с другими геофизическими методами наземной разведки земных недр: гравиразведкой, магниторазведкой и электроразведкой.

Сейсморазведчики рисуют для «Верхнечонскнефтегаза» общую картину, отталкиваясь от которой, можно проводить детальную палеореконструкцию земных недр Приангарья. Об этом «Комсомолке» рассказал Максим Кузнецов - прирожденный геолог-геофизик.

Максим Кузнецов. Фото из личного архива

Максим Кузнецов. Фото из личного архива

Прирожденный - потому, что родился Максим еще в одном богатом нефтью краю - в Татарстане, в самом «нефтяном сердце» - в городе Бугульма. В 1950-х, после открытия Ромашкинского месторождения - одного из крупнейших в мире, Бугульма включилась в разработку «второго Баку», и именно там первоначально зародилось главное нефтедобывающее предприятие республики, был создан отраслевой научно-исследовательский центр союзного значения, мощный транспортный узел и, главное, один из лидеров среди сейсморазведочных предприятий России.

Словом, неудивительно, что, поступив на геологический факультет Казанского госуниверситета, Максим Кузнецов в качестве будущей специальности выбрал именно сейсморазведку - и уже в студенческие годы успел поработать в сейсмопартиях в Самарской и Оренбургской областях. Сегодня он в качестве начальника отдела по сейсморазведочным работам «Верхнечонскнефтегаза» курирует деятельность таких же сейсмопартий.

- Каждая сейсмопартия - это самостоятельное подразделение, состоящее из 200 - 300 человек и 100 единиц спецтехники. Как правило, его возглавляет очень колоритная и сильная личность - иначе не организовать слаженную работу такого большого коллектива вдали от цивилизации, да еще и в экстремальных климатических условиях зимы на Крайнем Севере.

Летом в интересующие нас точки на карте Катангского и Киренского районов, где расположены лицензионные участки НК «Роснефть», не доберется ни один вездеход - только зимой, когда промерзают бесчисленные озера, реки и болота. Зимний полевой сезон длится с ноября по апрель, это самое продуктивное время в Сибири, - рассказывает Максим Кузнецов. - Летом сейсморазведчикам тоже находится дело: рубят просеки для зимних работ, проводят разного рода ремонты.

Работа сейсмопартий. Фото из архива Максима Кузнецова

Работа сейсмопартий. Фото из архива Максима Кузнецова

В авангарде сейсмопартии находится топогеодезический отряд, занятый подготовкой сети наблюдений: сезонная потребность сейсмопартии в рубке лесных насаждений доходит до трех тысяч гектаров на площади до 500 квадратных километров - это огромная цифра.

Следом за топографами и геодезистами идет буровзрывной отряд, его задача - погрузить взрывчатку на глубину 10 - 20 метров. Каждый заряд - это тротиловые шашки весом до 5 кг, и таких зарядов на сезон необходимо до 40 тысяч. Разумеется, взрыв каждого заряда происходит отдельно.

Следующим участником общего процесса является сейсмоотряд. Его задача - растянуть по всей площади приемную сеть - сейсмоприемники, которые способны зафиксировать мельчайшие колебания земной поверхности.

Зимний полевой сезон длится с ноября по апрель – это самое продуктивное время для сейсморазведки в Сибири. Фото из архива Максима Кузнецова

Зимний полевой сезон длится с ноября по апрель – это самое продуктивное время для сейсморазведки в Сибири. Фото из архива Максима Кузнецова

Фото из архива Максима Кузнецова

Фото из архива Максима Кузнецова

Возбужденные взрывами сейсмические волны уходят вглубь недр, распространяясь в слоях с разной плотностью и пористостью, преломляясь и отражаясь на границах слоев. Целевые горизонты, где находятся залежи восточно-сибирской нефти - вендский и кембрийский, - расположены на глубинах 1300 - 3000 метров. Чтобы пройти это расстояние и вернуться на поверхность, сейсмоволне необходимо не более 1,5 - 2 секунд. Цель всего полевого процесса - максимально точно зафиксировать время прихода сейсмоволны на каждый из сейсмоприемников.

На каждую скважину приходится более 2000 сейсмоприёмников, расположенных в радиусе до 4 км. Фото из архива АО «ВЧНГ»

На каждую скважину приходится более 2000 сейсмоприёмников, расположенных в радиусе до 4 км. Фото из архива АО «ВЧНГ»

- Такое большое количество приемного оборудования необходимо, чтобы впоследствии как можно более точно отрисовать палеоповерхности (глубинные горизонты, когда-то бывшие поверхностью суши или дном океана). Чувствительность сейсмоприемников такова, что они реагируют даже на легкий ветер и шорох снега. И это неудивительно, ведь даже они сильнее, чем вернувшийся из недр сейсмосигнал, - объясняет Максим Кузнецов.

Фото из архива АО «ВЧНГ»

Фото из архива АО «ВЧНГ»

Результатом многомесячной работы сейсмопартии являются несколько дисков с 1 - 2 террабайтами информации, которые направляются в вычислительный центр для обработки и интерпретации. И какой бы высокой ни была стоимость и сложность полевой сейсморазведки, ее результат - только один шаг на большом пути геологической мысли от точки на карте до привычной нам всем нефтяной продукции: бензина, лекарств, пластика, асфальта и др.

Фрагмент результатов 3D-сейсморазведочных работ. Поверхность целевого отражающего горизонта.

Фрагмент результатов 3D-сейсморазведочных работ. Поверхность целевого отражающего горизонта.

Существует расхожее мнение, что работа «в геологах» тяжела, сопряжена с лишениями, холодом и разными опасностями. И это отчасти так: не каждый найдет в себе силы покинуть семью на полгода. Но при этом большинство тех, кто когда-то связал себя с сейсморазведкой, остаются в ней на всю жизнь. И это понятно: немного еще есть профессий, в которых осталось место романтике и ощущению принадлежности к сплоченной команде, чувству «плечо к плечу».

К слову, бытовые условия для сейсморазведчиков в наше время уже не те, что расписывает молва. Нынешние сейсмопартии располагают комфортабельными мобильными вагон-домами, банями, санузлами, а по качеству и разнообразию питания не всякое кафе может сравниться. Промышленной безопасности и охране труда теперь уделяется максимальное внимание, и это дает свои результаты.

Фото из архива АО «ВЧНГ»

Фото из архива АО «ВЧНГ»