Происшествия17 апреля 2021 6:30

«Сын умирал у меня на руках»: как живут близкие жертв «академовских маньяков» из Иркутска 10 лет спустя

Молоточники были задержаны в апреле 2011-го. Артем Ануфриев - в колонии для пожизненно заключенных, а Никита Лыткин отмотал половину срока
Мать школьника, убитого академовскими молоточниками, спустя 10 лет после трагедии: "Сыну размозжили голову молотком, а все думали, что он разбился о деревья"

Мать школьника, убитого академовскими молоточниками, спустя 10 лет после трагедии: "Сыну размозжили голову молотком, а все думали, что он разбился о деревья"

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

«На мусорной площадке забили бездомного», «На женщину напали у подъезда», «Мужчине заживо выкололи глаза». Начало 2011 года в иркутском Академгородке было страшным. Рассказы о том, что творилось в районе, больше походили на бред, чем на правду. Так не бывает! Это паника. Но убийства и покушения следовали одно за другим. Нападение сзади, удары молотком по голове, ножом. А виновники этого ужаса, молоточники, читали сводки в интернете и наслаждались собственным величием. Им было по 18. Вчерашние школьники Никита Лыткин и Артем Ануфриев, которые совершили 6 убийств и 9 покушений, провозгласили: «Мы - боги, решаем, кому жить, а кому умирать».

Спустя 10 лет после тех событий «Комсомолка» встретилась с жертвами академовских маньяков. Их жизнь разделились на до и после.

Первым убили школьника

- Как мы это пережили?.. - вздыхает иркутянка Светлана Семенова. - Если бы я только знала, что в тот вечер в последний раз вижу сына живым…

Первой жертвой молоточников стал 12-летний Даня Семенов. Фото: личный архив.

В тот день, 1 декабря 2010-го, шестиклассник Даня Семенов торопился кататься с друзьями на снегокатах. Пацаны все свободное время проводили там, на горке, возле остановки «Школа № 19» в Академгородке. Ребята уже трезвонили: «Даня, ты собрался?!» А он все мешкал: сначала ждал, пока мама приготовит ужин, потом помогал младшему 9-летнему братишке Андрею завязать шнурки.

«Догонишь!», - запарившись в верхней одежде, крикнул Даня брату и выскочил на улицу.

«Никого! Видимо, все уже на горке», - окинув взглядом двор, решил мальчишка и поспешил к остановке. Он не знал, что ребята выйдут на пару минут позже.

«Кто-то визжит, слышите?», - произнес его младший брат, пока гурьба мальчишек покупала семечки в киоске по пути.

«Девчонка какая-нибудь», - решили дети.

Но на помощь отчаянно звал... Даня. Когда толпа дошла до горки, он уже ничком лежал на снегу.

«Даня, ты чего? Вставай», - тормошили друзья, но мальчик не отзывался.

Тогда включили фонарики - школьники привязывали их к снегокатам, ведь зимой на улице темнеет рано, а телефоны никто из них никогда с собой не брал. Когда лицо Дани озарил свет, друзья в ужасе отпрянули. Голова пробита, повсюду кровь! Одним глазом (второй уже заплыл) Даня тревожно косился на брата и друзей, словно пытался предупредить: «Бегите, они еще здесь».

Дети рванули домой, за родителями Дани.

- Летела на остановку, не зная, что случилось, а в голове крутилась страшная фраза: «Беги скорее, успеешь с сыном проститься», - тихо говорит Светлана Семенова. Вспоминая кошмар, который пришлось пережить, она не плачет - слез просто не осталось… - Когда я подлетела к лежащему на снегу Дане, он был еще жив. Глянул на меня и захрипел, будто пытался позвать: «Мама!». А через 20 минут, пока ждали застрявшую в пробке скорую, он умер...

Врачи сказали, что шансов в любом случае не было - мальчишку бы не спасли. Открытая черепно-мозговая травма. Жуткая...

«О деревья так не разбиваются!», - протестовала мать, но эксперты, по словам Светланы, признали случай несчастным.

- С какой скоростью нужно было лететь с горы на снегокате, чтобы так разбиться?! 100 километров в час? Это невозможно! - продолжает Светлана. - Я чувствовала, что это не несчастный случай, а нечто действительно страшное, и что нелюди, убившие сына, среди нас. А когда уже правда об убийстве сына раскрылась, меня словно током ударило. Знаете, как вспышка, в памяти всплыл момент. Я же видела их! Именно тогда, когда стояла над умирающим Даней и думала, кто это сделал... Молоточники стояли на остановке напротив и глазели на нас. Один (позже узнала, что это был Лыткин), поймав мой взгляд, опустил голову и поежился, словно пытался спрятаться, и чуть отпрянул назад. А второй (Ануфриев), наоборот, стоял как вкопанный чуть поодаль, ноги на ширине плеч, увидев, что я смотрю на него, просто повернул голову...

Избили беременную женщину

Академгородок - самый спокойный и интеллигентный микрорайон Иркутска. Ходить вечером по улицам нестрашно. Сумку не отожмут, по голове не огреют. Кому устраивать бесчинства? Местные жители в основном ученые - академики, профессора, аспиранты.

Так было всегда. Но 16 декабря 2010-го на тропинке между улицами Лермонтова и Фаворского нашли труп 69-летней Ольги Пирог, научного сотрудника Института солнечной и земной физики СО РАН. Ее убили. Причем с особым садизмом. Размозжили голову молотком (!), тело изрезали ножом. А главное, нападение произошло ровно на том же самом месте, в районе остановки «Школа № 19», где две недели назад «разбился» шестиклассник Даня Семенов.

Эти две смерти между собой поначалу не связывали. Никому и в голову не приходило, что это серийные нападения и что на самом деле молоточники вышли «на охоту» месяцем ранее, в ноябре 2010-го. 14 и 25 числа они уже напали в Академгородке на двух женщин. Обе, к счастью, остались живы.

А к Новому году в микрорайоне появились новые жертвы нападений…

Екатерина Карпова родила здоровую дочку, сейчас она учится в третьем классе.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

- 29 декабря 2010 года я возвращалась домой из финтес-клуба, где работаю тренером, - вспоминает в разговоре с «КП» - Иркутск» чудом выжившая 32-летняя Екатерина Карпова. - В момент нападения я была на седьмом месяце беременности. Со мной шла двоюродная шестилетняя сестренка. Вела ее за ручку и параллельно разговаривала с кем-то по телефону. У железной дороги стояли двое. А через минуту…

Екатерина упала на землю. Она получила сильный удар по голове (молотком). Кто напал, женщина не видела. Они напали сзади. И пока один методично пытался добить Екатерину киянкой, второй погнался за 6-летней девочкой.

«Беги!» - истошно закричала ей Екатерина. А сама, что есть сил, боролась за жизнь. Закрывая живот, подставляла под безжалостные удары тонкие пальцы (два остались изувеченными на всю жизнь). Знала - сдаваться нельзя. Ради сестры.

А маньяк уже догнал девочку. На бегу пару раз наотмашь ударил. Рыдая, малышка выскочила на соседнюю улицу, а там - спасительный автомобиль. Водитель, проезжая мимо, и не подозревал, что светом фар спас сразу три жизни: Екатерины, ее маленькой сестры и будущего малыша. Молоточники испугались разоблачения и сбежали.

- Я чудом не потеряла сознание, понимая, что мне нужно найти сестру и отвести домой, - вспоминает Екатерина. - Нашла в себе силы подняться. Когда пришли домой, отец в ярости бросился на машине по микрорайону искать неизвестно кого… Потом мы узнали, что в тот вечер, до нападения на нас, они разбили голову еще одной женщине в Академгородке. С ней я встретилась в больнице. Тогда мы не подозревали, что потом увидимся в суде как жертвы одних и тех же преступников.

К большому счастью Екатерина выносила и родила здоровую малышку. Сейчас девочка учится в третьем классе. О страшном нападении она знает по рассказам мамы. Скрывать от дочки то, что было на слуху у всего города, женщина не видит смысла.

- На ней это никак не отразилось, - говорит женщина. - Учится хорошо, любит посидеть в телефоне, как все дети. Веселая, задорная, жизнерадостная. А вот на моей сестре, которая уже старшеклассница, тот ужасный вечер оставил отпечаток: она долго наблюдалась у психологов, выросла довольно замкнутой. Ну а я? Я с тех пор живу в постоянном страхе. Да и шрамы не дают забыть о случившемся, часто болит голова.

Дарила ему пеленки, когда родился

- О том, кто нанес мне 15 ударов молотком по голове, я узнала в полиции, - вспоминает одна из пострадавших, 75-летняя Нина Кузьмина. - Пришла на допрос и услышала имя и фамилию - Никита Лыткин. Мороз пошел по коже… С его мамой я в 1990-е работала в одном из институтов. Спокойная, хорошая женщина. Когда родился сын, она уже ушла из института. Отца у него не было, мать тянула в одиночку. Трудилась, как конь, на нескольких работах. Мы, ее бывшие коллеги, пришли поздравить ее с появлением малыша, принесли подарки: пеленки, распашонки… А потом вспомнила вечер нападения. ОН стоял вечером у моего дома, поджидал жертву. И тут я, случайная прохожая. Ему «подфартило»: я устала и присела на скамейку у дома, хотела позвонить подруге. А потом… невыносимая боль, кровь ручьем по лицу и зычный голос. В тот вечер меня бы убили, если бы не сосед из дома напротив. Он выглянул в окно, увидел нападение и закричал, чем и спугнул его.

Нина Кузьмина все эти годы ходила по больницам: нарушена координация, она не может ходить без трости.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Маньяк тогда трусливо бежал.

- Эхо травмы до сих пор со мной, - тяжело вздыхает Нина Кузьмина. - Не один год ходила по врачам. Теперь у меня нарушена координация, не могу передвигаться без трости. На голове осталась лысина. Хотела бы обо всем забыть, но не могу, эта боль будет со мной до конца жизни…

Цель - навести ужас

«Осторожно, у нас появился маньяк», - спустя три с небольшим месяца после трагедии с шестиклассником Даней Семеновым в Академгородке уже не сомневались, что череда нападений и смертей не случайна. В микрорайоне повсюду появились тревожные листовки. Отложив науку в сторону, местные сколотили народную дружину и сами принялись патрулировали улицы. Никто не передвигался по Академгородку поодиночке. Микрорайон охватила паника. Кто этот маньяк?

Версии гуляли разные. Основная, которой придерживалось большинство, преступник - крепкий мужик средних лет, недавно переехавший в Академгородок. За полгода шесть убийств и девять покушений на убийство - хватку надо иметь звериную… И при этом ни следа, ни единой зацепки. Пока город терялся в догадках, молоточники сидели дома за компьютером, читали новости про свои кровавые похождения и наслаждались. Навести ужас на весь Иркутск и было их целью...

Сдал дядя

Пятое апреля 2011-го… На пороге райотдела милиции появился мужчина средних лет. Посетитель был сильно взволнован и явно нервничал. А почему, люди в форме поняли, когда запустили видео на флешке, которую и принес незнакомец…

В кадре голый лесок, помойка, за кадром голос мальчишки-старшеклассника: «Бомжиха». Он воодушевлен, словно только что получил мобильник последней версии, который так долго канючил у родителей. Вот только восторг у парня вызвал вовсе не новомодный гаджет, а… труп женщины. Тело лежит за той самой помойкой, рядом лист фанеры, залитый свежей кровью.

«Снимай давай», - произносит тот же голос.

«Оператор» по команде меняет план на крупный. В кадре все тот же труп, появляется парень лет 18 с ножом, обкалывает ухо жертвы с двух сторон, пытается взять пальцами:

«Фу-у... Как трогать-то?». Оглядывается, поднимает с помойки бумажку.

«Оператор» останавливает: «Не трогай тут вообще ничего, ты че!».

Но тот, что в кадре, словно не слышит. Бумажкой зажимает ухо убитой, оттягивает, отрезает, дальше берется за кисть и пилит, словно ножовкой. Не выходит. И тогда, будто в отместку, втыкает нож в глаз...

«Ну, что еще с ней сделать?», - требует у «оператора» подсказки.

«Я не знаю», - сдержанно отвечает тот.

«Может, не будем руку дорезать?», - задается вопросом садист.

«Да ... (выражение не для печати. - Ред.) с ней, ухом обойдемся»...

Конец видеозаписи. Флешку принес дядя одного из маньяков. Нашел ее, говорят, не случайно. Мол, в тот день в микрорайоне распространили ориентировку на маньяков, и в одном из них мужчина узнал… племянника. Конечно, сомневался. Побежал домой к сестре и, пока ее сына не было дома, присел за его компьютер, а в нем флешка… Вот так весь город узнал, кто они - кровавые убийцы.

А они - вчерашние школьники: 17-летний Никита Лыткин, бывший ученик математического класса, и 18-летний Артем Ануфриев, студент Иркутского медуниверситета.

«В тот вечер мы с Ануфриевым искали новую жертву… - рассказывал о дне задержания Лыткин во время следствия. - Не нашли. А в 21.00 позвонила мама и сказала срочно прийти домой к бабушке. Там я узнал, что дядя нашел оставленную в компьютере флешку. Ее принес Ануфриев, чтобы я скинул на нее видео. Мама сказала: «За тобой скоро приедут». Я ничего ей не ответил. Для меня это было шоком. Нас поймали на мелочи!

Ануфриев в это время тоже пришел домой.

«Мать с порога стала спрашивать, мол, не хочу ли ей что-то сказать или показать какое-то видео… - вспоминал тот вечер Ануфриев во время допросов. - А потом заявила, что звонила мать Лыткина и что тот уже в милиции. Сказала, на его компьютере нашли видео, на котором я и Лыткин кого-то убиваем. Я стал все отрицать».

Через 40 минут молоточники сидели в милиции.

После приговора Ануфриев (слева) кричал потерпевшим "Ну что, довольны?"

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

«Мы - боги, решаем, кому жить, а кому умирать»

Да, Ануфриева и Лыткина никто не подозревал. Со стороны посмотришь, обычные парни. Не качки, не неформалы, среднестатистические подростки. Оба росли без отцов, но матери ради сыновей разбивались в лепешку. Мать Лыткина, к примеру, так хотела порадовать чадо на 17-летие, что подарила недешевую видеокамеру. Ту самую, на которую сын с другом сняли убийство бездомной.

«У меня 24 марта (за неделю до задержания. - Ред.) был день рождения, отмечали 26-го, - рассказывал на следствии Лыткин. - Мама подарила видеокамеру. Я сильно обрадовался! Давно мечтал. Ведь я и Ануфриев хотели снимать наши убийства и выкладывать в интернет».

Да… И по примеру самых кровавых маньяков современности. Ведь пока сверстники гоняли в футбол во дворе и влюблялись в одноклассниц, два друга, Ануфриев и Лыткин, взахлеб зачитывались биографией битцевского маньяка, смотрели видео самых бесчеловечных расправ, напитывались... и готовили уже свой сценарий.

Платформой для собственного фильма ужасов должны были стать группы в соцсетях Ануфриева и Лыткина «Расчлененная ПугачОва» (к слову, существует до сих пор) и «Мы - боги, решаем, кому жить, а кому умирать». Маньяки, готовя к публикации убийство бездомной, разогревали публику…

«В нашей группе не место позерам. Допускаются только те, кто вершит судьбы быдла либо только собирается начать серьезные действия. Если ты настроен решительно, - тебе сюда», - гласило объяснение на стене сообщества о том, для кого именно оно создано. «Мы - боги, решаем, кому жить, а кому умирать».

«Такие, как мы, не только детей убивают. Мы и родителей заодно грохаем», - а это уже цитата из переписок.

«Убивать весело! Пока не проверял. Но думаю, что это так и есть», - еще одна запись в группе.

«Почему убивали? Не хотели быть лохами», - вот так объяснили мотив убийств на допросах Ануфриев и Лыткин.

Артем Ануфриев сел навсегда, в Иркутске он больше не появится.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Никита Лыткин отсидел половину срока - 10 лет.

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

В их кровавом дуэте лидером и запевалой был Ануфриев. Хотя по жизни он скорее неудачник, с ним никто никогда особо не считался. Сверстники в компанию не брали, незнакомцы на улице однажды избили так, что загремел в больницу, друзей не было, кроме одного - Лыткина. А у того тоже был один единственный друг - Ануфриев. И Лыткин отнюдь не был душой компании. Замкнутый, агрессивный, в ответ на подколы в школе лишь злобно шипел: «Сдохни».

«Бывало, они ссорились, - рассказывала на одном из заседаний суда мать Лыткина, и это зафиксировано в приговоре. - Когда ругались, я обычно говорила, мол, у тебя всего один друг, надо как-то помириться. Я искренне радовалась, что Никита не один, что у него есть Артем. А Никита однажды ответил: «Знала бы ты, какой это друг».

Когда правда вскрылась, мать Никиты вспомнила этот момент.

Лыткин выйдет через 10 лет, Ануфриев - никогда

Следствие над молоточниками длилось два года. Ануфриев отпирался, в том числе во время суда сваливал вину в преступлениях на Лыткина. Сел на всю жизнь. В Иркутске он больше никогда не появится. Мотает срок в Вологодской области на острове Огненном.

Лыткин же, наоборот, помогал следствию. По этой причине, а также из-за возраста (на момент совершения преступлений был несовершеннолетним) получил 24 года. После его апелляции Верховный суд и вовсе скостил наказание до 20 лет. Сейчас преступник сидит в одной из сибирских колоний. Отбывать осталось ровно половину - 10 лет.

К слову, юных маньяков обвинили не только в убийствах и покушениях на убийство, но и в экстремизме - кстати, первое дело по этой статье в Иркутске. Следствие установит: ненависть к людям, ко всему человеческому виду - единственное, что двигало вчерашними школьниками.

Камера на двоих в "Вологодском пятаке" (Ануфриев - второй слева).

Тот самый остров Огненный.

- Мать Лыткина сказала, что ждет, когда сын освободится, чтобы вместе уехать в Санкт-Петербург (к тому моменту Лыткину исполнится 37 лет. - Ред.), - рассказывает мама убитого маньяками Дани Семенова Светлана Семенова. - О том, что сына убили они, мы узнали после задержания. Сами сознались, что били Даню молотком по голове, а потом всадили нож в висок… Почему убийство Дани сочли несчастным случаем, как посчитали, что это было «возможно, столкновение с березой», для меня до сих пор вопрос.

После смерти Дани жизнь Семеновых встала на паузу…

- Сын Андрей первое время постоянно видел его во снах, и это утешало: Даня приходил, словно хотел поговорить с нами, - рассказывает Светлана. - Затем я нашла успокоение в вере, в книгах, в работе. Все свободное время проводим с супругом на даче. А главная наша поддержка - дети. Андрей уже сам женился и воспитывает ребенка, а младшей, Арише, исполнилось 10 лет - она родилась в тот год, когда не стало Дани. Она и помогла мне выжить, выстоять. Дочка, конечно, не помнит Даню, но знает о нем по нашим рассказам.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Матери молоточников живут скрытно

Ходят слухи, что матери молоточников продали квартиры в Иркутске и уехали. В городе их не жаловали.

- Когда маньяков повязали, я ехала в одном автобусе с матерью Лыткина – вспоминает одна из иркутянок. - Как сейчас помню: битком набитый салон, гробовая тишина, все смотрят на нее в упор. Рядом с ней было свободное место, но никто не сел. Ей было очень стыдно… Она смотрела в окно, всю дорогу закрывала лицо рукой.

Неудивительно, что публичную жизнь женщины не ведут. В соцсетях их нет, общаться по телефону не стремятся. «Комсомолке» удалось дозвониться до матери Артема, но разговор вышел коротким.

- Какая наглость! - возмутилась она и бросила трубку.

За преступления сыновей они попросили прощения. Мать Ануфриева - на телепрограмме «Пусть говорят», мать Лыткина - лично.

После оглашения приговора Артем Ануфриев рухнул на лавку и зарыдал

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Что делаю за решеткой? Книгу пишу

В 2014 году в колонии Артем Ануфриев, сидя в одиночной камере, дал короткое интервью корреспондентам «Комсомольской правды». Сейчас, спустя 10 лет отсидки, он, как и Лыткин, отказывается от общения. А вот какой разговор состоялся с Ануфриевым тогда, в 2014-м:

- Представьтесь, пожалуйста.

- Ануфриев Артем Александрович. Из Иркутска.

- Расскажите историю того, как попали сюда.

- Это потом. Я от журналистов уже многого натерпелся. Вы мне на счет положите три тысячи рублей, тогда я поговорю с вами.

- Почему такое особое отношение к журналистам?

- Ваши коллеги мне помогли сюда забраться. Я смотрю, вам все время что-то от меня надо. Если так, помогайте теперь мне здесь выживать.

- Стоит ли то, что вы сделали, пребывания здесь?

- Нет, не стоит.

- За какое преступление попали сюда?

- Согласно приговору, из-за шести 105-й (убийство. - Ред.) и восьми покушений.

- Вы со своим наказанием согласны?

- Нет.

- Чем занимаетесь здесь?

- Пишу, читаю.

- Что пишите?

- Книгу!

«КП» - Иркутск» благодарит за содействие в подготовке материала Иркутский областной суд.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Академгородке паника: на жителей нападает маньяк из Интернета

В микрорайоне идет настоящая информационная война (подробности)

Бабушка маньяка из Академгородка: "Он поддался влиянию сатанистов…" (подробности)

Последнее слово молоточников из иркутского Академгородка. Ануфриев: «Не понимаю, что на меня нашло» (подробности)

Бабушка 18-летнего серийного убийцы: «Судить надо тех, кто насаждает жестокость в Интернете…»

История двух подростков, которые несколько месяцев терроризировали жителей Иркутска, получила новый поворот (подробности)

Дети в подвале играли в гестапо

В Иркутске вынесен приговор маньякам из Академгородка: Никите Лыткину – 24 года, Артему Ануфриеву – пожизненное (подробности)

Банда подростков убивала людей, чтобы прославиться в интернете

Маньяки полгода терроризировали микрорайон Академгородок, подстерегая прохожих, и почти в открытую описывали свои «подвиги» в Интернете (подробности)